1 047

ПРОКУРАТУРА РЕСПУБЛИКИ АЗЕРБАЙДЖАН ОБНОРОДАВАЛА ФАКТЫ ХОДЖАЛИЙСКОЙ ТРАГЕДИИ ПРОИЗОШЕДШИЕ 26 ЛЕТ НАЗАД

По сообщению азербайджанского новостного сайта http://vzglyad.az  Прокуратура Республик  Азербайджан  обнородавала некоторые факты уголовного дела свзанные с Ходжалийским геноцидом, который произошел  25-26 феврал 1992 года.  Ниже приводим некоторые выдержки из уголовного дела:

25-26 февраля 2018 года в городе Ходжели подверглись геноциду:

613 человек, которые были убиты, включая:
63 детей;
106 женщин;
70 пожилых;
8 семей были полностью уничтожены;
25 детей потеряли обоих родителей;
130 детей остались без одного из родителей;
487 были ранены;
1275 были взяты в заложники;
150 пропали без вести.

Эльшад Аллахверди Агаев:

В ночь с 25 на 26 февраля 1992 года, после захвата Ходжалы, мне с семьей пришлось покинуть город. Но во время перестрелки мы потеряли друг друга. Потом я начал их искать, но нашел только сестру Дурдану в селе ГарагаяАгдамского района – она была ранена в ногу. 26 февраля 1992 года, часов в 8-9 утра, армяне открыли огонь; мы, человек пять или шесть, попробовали убежать и спрятаться в канаве неподалеку от Гарагая, но нас окружили и захватили в плен. Они издевались над нами, били прикладами автоматов, дубинками и кусками арматуры, потом заставили пешком идти к шоссе, которое вело в Аскеран. Армяне бросали в нас камни и деревяшки, стреляли поверх наших голов. Меня и мою сестру Дурдану они били и мучили почти полчаса, потом привели в изолятор аскеранской милиции и бросили в камеру, переполненную людьми. Здесь они начали пытать нас еще более изощренно. Пытками руководил Каро, армянин, возглавлявший в этом отделении пожарную охрану. Каро и другие армяне, одетые в военную форму, избивали людей в камерах дубинками, прикладами автоматов, палками и арматурой, вытаскивали женщин за волосы в коридоры, насиловали их и бросали в разные камеры.

26 февраля 1992 года, где-то в полдень или в час дня, в камеру вошли семь или восемь пьяных армян в военной форме и начали избивать Зульфи, Эльхана, Насиба, Кагани и еще 30-40 жителей Ходжалы и деревни Гарадагли, чьи имена я сейчас уже не вспомню. Один армянин ударил меня прикладом автомата по лицу и рассек мне верхнюю губу. Теперь у меня на этой губе шрам. ЖительХоджалы, тракторист Хусейн, после избиения армянами словно сошел с ума, он все время смеялся, в результате его там и убили. Когда армяне узнали, что еще один житель Ходжалы, Эльхан, был «алазанским» стрелком, ему ножом вспороли живот и куда-то уволокли. Потом мы узнали, что от полученных ран Эльхан скончался. Мальчика Кагани тоже куда-то утащили, мы больше о нем ничего не слышали. Куда-то забрали и автоматчика Натига.

Помню, 27 февраля 1992 года меня привели в камеру этого отделения милиции. Там армяне по распоряжению Каро раздевали людей и избивали их кусками арматуры до тех пор, пока те не теряли сознание. Меня тоже избили, но прежде чем они начали, я увидел, что в камеру притащили мальчика, Мобиля, который работал в хлебной лавке в Ходжалы. Каро выстрелил Мобилу в ногу, мальчик упал, и его начали избивать. Не знаю, что с ним сталось потом, скорее всего, его убили.Армяне щипцами вырвали с одной щеки Ильгара всю бороду, а другую оставили нетронутой, а потом начали дразнить его и издеваться над ним. По распоряжению Каро нам не давали ни хлеба, ни воды.
1 марта 1992 года Каро застрелил сына Шахмали Фаига, прямо во дворе отделения милиции, потому что тот не стал называть Гянджу Кировабадом. Я сам этого не видел, но мне рассказали жители Ходжалы, чьих имен я уже не помню. Я слышал, как кричал Фаиг, когда Каро и его помощники пытали его в соседней камере. Это был очень смелый человек. Он возмутился жестокостью армян, и за это они стали пытать его еще яростнее. В марте 1992 года меня, сестру Дурдану, двух неизвестных мне девочек 12-13 лет из Ходжалы посадили в УАЗ и вывезли на азербайджанскую сторону.

Яшар Шахмали Алимаммадов:

В ночь с 25 на 26 февраля 1992 года, после захвата Ходжалы, мне пришлось бежать из города с женой Саидой, шестилетним сыном Сираджем, моим отцом Шахмали, двоюродным братом Саадатом и другими родственниками. 27 февраля 1992 года, часов в десять-одиннадцать утра, неподалеку от деревни Пирджамал, нас окружила и взяла в плен группа вооруженных армян. На головы нам надели мешки, посадили в машины и куда-то повезли. Когда мешки сняли, оказалось, что мы в хлеву, где содержат коров, ослов и овец. Помимо нас, там находились еще 200-300 жителей Ходжалы, среди которых было много женщин и пожилых людей, там же был мой сын, мой тесть Джамиль, брат Фаиг и другие. Потом привели моего брата Намика. Армяне забрали у людей деньги, золото, драгоценности и другие ценные вещи, все это сложили в большой котел и сказали: они купят на это оружие, чтобы убить азербайджанцев.

В тот же день, часа в четыре, в хлев вошли человек двадцать бородатых мужчин в гражданской и военной одежде, в руках у них были стальные стержни, палки и автоматы, они поделили нас на несколько групп и начали жестоко избивать, били по головам, спинам и ногам. Толкали людей друг на друга. Кому-то сломали ребра, кому-то выбили зубы, кому-то проломили голову. Щипцами вырывали золотые коронки. Меня прикладом автомата ударили в нос и сломали его. От боли я потерял сознание, а когда пришел в себя, какое-то время ничего не видел. Жестоко нас избив, угрожая нам оружием, они заставляли нас часами стоять на одной ноге, есть землю и навоз.

1 марта 1992 года нас привезли в отделение милиции в Аскеране, там нас встретил Каро, он возглавлял местную пожарную команду. Каро сказал мне, что меня ждет смерть. Нас собрали в камере предварительного заключения и стали обыскивать. Мне, Исе и Ильхану Каро велел остаться в камере, остальных увели. Когда мой сын начал плакать, просить, чтобы его не уводили, Каро безжалостно его избил. Потом сшиб меня с ног, ударив стволом пистолета, и велел бородатым армянам (их было человек десять-двенадцать) как следует отделать меня дубинками. От этих ударов я потерял сознание. Когда пришел в себя, Эльхан сказал: мне нанесли ударов пятьдесят дубинкой, продолжая бить даже после того, как я потерял сознание. Утром 2 марта 1992 года нас освободили.

Вернувшись из плена, я узнал от жителей Ходжалы — Валеха, моего дяди Маммада, Джамиля, Джанана (сейчас его нет в живых), Ильгара, Ильхама (нет в живых), Дурданы (она работала телефонисткой на почте в Ходжалы), брата Эльшада, которых держали заложниками в отделении милиции Аскерана — о том, что же случилось с Фаигом. По их словам, Каро спросил моего брата Фаига, где тот учился. Тот ответил: «В Гяндже», Каро велел назвать город «Кировабадом», а Фаиг повторил: «Гянджа». Тогда Каро спросил Фаига: «А кому принадлежит Карабах?», и Фаиг ответил: «Карабах принадлежит нам». После этого Каро достал пистолет, выстрелил Фаигу в грудь и горло прямо во дворе отделения милиции, и Фаиг скончался. Из-за ран, полученных в плену, я стал инвалидом второй группы.

Зульфу Ибрагим Маммадов:

В ночь с 25 на 26 февраля 1992 года армяне окружили город Ходжалы и начали его обстреливать. Вместе с семьей я пытался выйти из окружения, но армяне взяли нас в плен и посадили в камеру. Нас было человек двадцать пять. Армяне издевались над нами и все время били; кто-то умер от побоев, кого-то застрелили, кому-то отрубили голову. Вот что я помню:

1. Фахраддин Бахадир Салимов, 1960 года рождения — армянин убил его, размозжив голову прикладом автомата.
2. Эльхан Насиб, 1962 года рождения — армяне вытащили его из камеры и застрелили.
3. Мобиль, 1968 года рождения — армяне жестоко убили его, забив до смерти ногами, дубинками и прикладами автоматов.
4. 55-летний Хусейн (его мать звали Мариш) — армяне перетащили его из нашей камеры в соседнюю, начали жестоко избивать его, а потом застрелили.
5. Видади, 1965 года рождения, и Мурват, 1974 года рождения — армяне вывели их из камеры и обоих обезглавили.
6. Мой сосед, Фаиг Шахмали, 1969 года рождения — застрелен армянским капитаном Каро. Когда мы были в Ходжалы, Каро был известен, как «палач». Он был начальником пожарной команды. Это был высокий и широкоплечий мужчина с черными усами.

Ильгар Нияз Абишов:

В ночь с 25 на 26 февраля 1992 года армяне окружили Ходжалы и начали его обстреливать. Мы в это время были на дежурстве. Во время перестрелки с армянами мой двоюродный брат Эльшад был убит выстрелом в голову. Моя мама, четверо братьев, внуки тети Захир, Эльмар, его сын Клос, Мобиль, Гюлёйша и я попали в окружение неподалеку от Аскерана. Нас доставили в аскеранское отделение милиции, и когда мы попытались бежать, внуку тети выстрелили в спину. Нас мучили, пинали ногами, били дубинками и прикладами автоматов. Мне здорово досталось от милиционера Каро. Натик, Мехман и Ариф попали туда еще раньше нас. Над ними тоже издевались. Через восемь дней нас перевезли в село Гала и там снова жестоко избили. Там были Мирза, Юнус, Хусейн, Ибрахим, Али, мои братья Ильхам и Саадат, еще двое из Гарадагли. Там нас обменяли с помощью Аллахверди Багирова.

Маммад Джумшуд Маммадов:

В ночь с 25 на 26 февраля 1992 года, после захвата Ходжалы армянами, я был вынужден бежать вместе с другими жителями города. Джанан Оруджев, Фаиг Алимаммадов, Камиль Маммадов, Камаль, Иса, Ильгар Абишов, Яшар Алимаммадов, Махаммад Маммадов и еще несколько человек, чьи имена я забыл — все вместе мы спрятались в лесу и оставались там до 28 февраля 1992 года. В ту ночь армяне взяли меня в плен и привезли на ферму в Нахчыванлы. Там я узнал, что они взяли в плен Маммада и убили его, что там содержатся и другие заложники. Теми, кто взял нас в плен, руководил Каро Бабаян. Он был начальником пожарной команды и капитаном милиции. Он пытал людей, которые оказались там. Среди нас были женщины и дети. 14 марта 1992 года двадцать одного заложника отвели в паспортный стол аскеранской милиции. Там армяне из группы Каро начали нас избивать. Позже в тот же день нас переправили на азербайджанскую сторону. Прежде чем обменять нас, Каро Бабаян застрелил Фаига Алимаммадова прямо во дворе отделения милиции. Это может подтвердить мой брат Джамиль Джумшуд Маммадов.

Джамиль Джумшуд Маммадов:

…Войдя в город, танки и БТРы начали стрелять по домам, давить людей. За российскими солдатами следовали армянские боевики. Я взял своего пятилетнего внука, четырнадцать тысяч рублей и побежал к лесу. Я снял с себя одежду и завернул в нее ребенка, чтобы он не умер от холода. Но это не помогло. Вместе с ребенком мне пришлось спрятаться в снегу. Утром я понял, что ребенок такого холода не выдержит, и пошел к ближайшей деревне Нахчыванлы, где нас и схватили вооруженные армяне. Я умолял их забрать деньги, но ради ребенка пропустить нас в Агдам. Но они в ответ лишь избили меня, ограбили и повели к командиру. Тот велел запереть нас на ферме, где уже томились азербайджанские женщины и дети. Нас продержали там четыре дня без еды и питья. Их зверствам не было конца и края. Но когда через четыре дня меня с внуком переправили в Аскеран, увиденное оказалось еще более ужасным. Иностранные наемники вырвали мне ногти на ногах. Кто-то из них пинал меня ногами в лицо. После этих мучений меня обменяли на каких-то армян. А внука моего забрали. Что сталось с женой и дочкой я не знаю…

Фатма Хасан Заманова:

Вследствие захвата Ходжалы в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года вся члены моей семьи разбежались кто куда, я спряталась в подвале, который выполнял роль бомбоубежища. Там было человек сто женщин, мужчин, пожилых людей и детей. Вскоре нас нашли армянские и русские солдаты и принялись избивать прикладами автоматов, а потом, пиная ногами, вытолкали из подвала наверх. Я увидела труп моего мужа, Новруза Гулу Заманова, и хотела подойти к нему, но это заметил армянин и ударил меня ногой так, что я упала. Нас отвели в деревню Мехди. Там группу азербайджанских солдат раздели и расстреляли прямо у нас на глазах, порезали тела на куски и сложили друг на друга. Беременным женщинам они разрезали животы, доставали оттуда младенцев и расстреливали их, разрывая на части. Они говорили, что не позволят азербайджанским женщинам рожать мальчиков, потому что потом они придут с оружием в руках убивать армян. Они запихивали в животы женщинам стеклянные бутылки, загоняли внутрь, а потом прыгали на них, и стекло разбивалось, еще они заталкивали в чрево старые галоши. У девушек отрезали волосы, чтобы обезобразить их внешность. Из группы отобрали пятьдесят девушек и повели насиловать. Армяне раздели нескольких мужчин и пытались заставить их совокупляться с собственными дочерьми, угрожая отрезать голову, если те откажутся. Имен наших мучителей я не помню. Оставшихся в живых отвели в подвал какого-то здания в Ханкенди, где нас продолжали пытать. В конце марта 1992 года меня освободили.

Подготовила Наргис Косимова

Источник: justiceforkhojaly.org

Улашинг: