245

Роль СМИ в освещении деятельности деструктивных организаций

Наргис Косимова, ф.ф.н., доцент

Ключевые понятия: терроризм, религиозный экстремизм, радикализм, ислам, насильственный экстремизм, СМИ, журналист.

Закон Республики Узбекистан «О борьбе с терроризмом» определяет термин «терроризм».

! Терроризм— насилие, угроза его применения или иные преступные деяния, создающие опасность жизни, здоровью личности, уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов и направленные на понуждение государства, международной организации, физического или юридического лица совершить или воздержаться от совершения каких-либо действий, осложнение международных отношений, нарушение суверенитета, территориальной целостности, подрыв безопасности государства, провокацию вооруженных конфликтов, устрашение населения, дестабилизацию общественно-политической обстановки, для достижения политических, религиозных, идеологических и иных целей, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Республики Узбекистан

Термин «терроризм» и «террор» стал широко употребляться со времен Французской буржуазной революции 1789–1794 годах. Чуть позже, в 1798 году, словарь Французской академии наук определит его как «систему страха».

В Великобритании он получит несколько иное значение: «правление ужаса». В «Толковом словаре русского языка» С.И.Ожегова предлагается общее определение терроризма: «политика и практика террора», под которым в свою очередь мыслится «устрашение своих политических противников, выражающееся в физическом насилии вплоть до уничтожения» или, во втором значении, «жестокое запугивание насилие». Таким образом, характерной особенностью терроризма является опора на силу в достижении своих целей – запугать население и посеять панику. Также терроризм — это метод, посредством которого организованная группа или партия стремится достичь провозглашенных ею целей преимущественно через систематическое использование насилия. Под терроризмом в современной политической практике понимается применение негосударственного насилия или угрозы насилия с целью вызвать панику в обществе, ослабить и даже свергнуть правительство и вызвать политические изменения в государстве. Он направлен на дестабилизацию государственных режимов, возбуждение у населения обеспокоенности из-за своей беззащитности перед лицом насилия, смену государственной власти в стране, на осуществление иных политических, религиозных или этнических требований. Для нагнетания страха террористы могут применять поджоги и взрывы жилых домов, магазинов, вокзалов, мест общественного пользования, штаб-квартир политических партий и т. п. В современных условиях террористы практикуют захват заложников, угоны самолетов. Террористические действия всегда носят публичный характер и направлены на общество или на власть. Одновременно террористы быстро осознают ряд особенностей нашего времени: власть сильно зависит от выборов и, следовательно, от общественного мнения; есть мощные СМИ, падкие на «террористические сенсации» и способные мгновенно формировать массовое общественное мнение; люди в большинстве стран отвыкли от политического насилия и боятся его. В современное время наибол ее эффективным методом террора является насилие не в отношении представителей власти, а против мирных, беззащитных и, что крайне важно, не имеющих отношения к «адресату» террора людей, с обязательной демонстрацией катастрофических результатов посредством СМИ. И, наконец, — предъявление через те же СМИ обществу и лидерам мотивов террора и условий его прекращения. Главное условие такого террора — бурная реакция средств массовой информации.
Первые проявления терроризма возникли задолго до появления слова, их обозначающего. Еще в I веке нашей эры на территориях ныне занимаемых Израилем действовала организация сикариев, которые ставили своей задачей убийства представителей еврейской знати, сотрудничавших с римлянами. Затем в средние века мусульманская секта ассошафинов физически уничтожала представителей власти в Сирии. Примерно в это же время в Индии и Китае террористические методы практиковали всевозможные тайные общества. Подлинный ужас на правителей земель, которые сегодня входят в состав Ирана и Афганистана, наводила секта исмаилитов. Новый этап терроризма приходится на середину и вторую половину XIX века. Именно к этому времени относится появление в странах Европы, в США и в России хорошо организованных леворадикальных движений, использующих «пропаганду действием» с целью повлиять на деятельность своих правительств. В России это были народники (позднее эсеры), во Франции, Италии, Испании и США – анархисты.
В 1902-1907 годах эсеровскими и иными террористами в России были осуществлены около 5,5 тысяч террористических актов, включая убийства министров, депутатов Государственной думы, жандармов, полицейских и прокурорских работников. Первая половина XX века отмечена приходом к террористической деятельности уже крайне правых организаций, среди которых можно назвать Румынскую «железную гвардию» и различные национально-сепаратистские, фашистские движения в Германии, Франции и Венгрии. Как отдельный этап развития терроризма следует выделить вторую половину XX века. Совокупность проявлений террористической деятельности этого периода принято обозначать термином «международный терроризм». [1].

Международный терроризм и антитеррористическое движение.

Современный терроризм характеризуется интеграцией отдельных террористических организаций в более крупные структуры на религиозной, этнической, идеологической основах. Как правило, эти структуры прекрасно организованы, используют современные средства связи для координации своих действий, имеют надежные источники финансирования и поставщиков оружия, в роли которых выступают как экономически развитые страны, так и слабо развитые регионы, где имеют место вооруженные конфликты.

Международный терроризм — это тот же терроризм, но, переступивший уже государственные границы, это система надежных связей как террористических организаций между собой, так и со своими «спонсорами». Его можно также рассматривать как некую силу, несущую идею глобальной децентрализации, первый этап которой уже завершился с распадом после Второй Мировой войны крупных колониальных держав. Но если во главе первого этапа стояли национально — освободительные движения, то во главе второго, сутью которого фактически является расчленение крупных государств на множество мелких автономных образований, стоят как раз международные террористические организации. Этот процесс ярко выражен в Евроазиатском и, частично, в Африканском регионах и почти не заметен в Северной Америке, главным образом, из-за удобного геополитического положения. Таким образом, международный терроризм можно определить как хорошо отлаженную систему взаимосвязей между террористическими организациями всего мира, каждая из которых хорошо структурирована, имеет надежные каналы поступления финансовых средств и оружия, пользуется популярностью у некоторых слоев населения и выступает на стороне сил сепаратизма и децентрализации. Для многих стран, в том числе и для Узбекистана, терроризм уже стал фактором внутренней и внешней политики: ужесточается антитеррористическое законодательство, растут расходы на содержание силовых структур, проводятся полицейские и военные операции, делаются попытки организовать международное сотрудничество, цель которого – обмен информацией и опытом по борьбе с различными формами экстремизма.  Типология терроризма

Эксперты, изучающие феномен терроризма выделяют шесть основных типов современного терроризма: националистический терроризм, религиозный терроризм, терроризм с поддержкой государства, терроризм левых экстремистов, терроризм правых экстремистов, терроризм анархистов.

Националистический терроризм. Террористы этого вида обычно ставят своей целью формирование отдельного государства для своей этнической группы. Они называют это «национальным освобождением», про которое, по их мнению, весь остальной мир забыл. Этот вид террористов часто завоевывает симпатии на международной арене, о чем свидетельствует поддержка международными организациями «чеченского» терроризма.

Эксперты говорят, что именно террористы-националисты могут в процессе своей вооруженной борьбы сократить уровень применяемого ими насилия или, по крайней мере, соотнести его с действиями своих врагов.

Это делается в основном для того, чтобы не утратить поддержку своего этноса. Многие террористы-националисты утверждают, что они не террористы, а борцы за свободу своего народа.

Типичные примеры — Ирландская Республиканская Армия и Организация Освобождения Палестины. Обе организации в 90-х годах заявили, что они отказываются от террористических методов. К этому же виду террористов эксперты относят организации Баскская родина и свобода, которая намерена отделить районы традиционного проживания басков от Испании, и Партия трудящихся Курдистана, которая хочет создать свое государство на территории Турции.

Религиозный терроризм. Религиозные террористы используют насилие в целях, которые, по их мнению, определены Господом. При этом объекты их нападений размыты и географически, и этнически, и социально. Таким образом, они хотят добиться немедленных и кардинальных перемен, часто на глобальном уровне.

Религиозные террористы принадлежат не только к небольшим культам, но и к распространенным религиозным конфессиям. Этот тип терроризма развивается гораздо динамичнее остальных. Так, в середине 1990-х годов из 56 известных террористических организаций почти половина заявляла о религиозных мотивах.

Поскольку «религиозники» не озабочены восстановлением прав на какой-то определенной территории или реализацией каких-либо политических принципов, масштаб их нападений часто гораздо больше, чем у «националистов» или идеологических экстремистов. Их враги — все, кто не является членом их религиозной секты или конфессии.

В эту категорию террористов входит «Аль-Каида» Усамы бен Ладена, группировка суннитских мусульман «Хамас», ливанская шиитская группа «Хезболла», радикальные еврейские организации Меера Кахана, некоторые американские ку-клус-клановские «народные дружины», японский культ «Аум Сенрике», ваххабиты и некоторые другие.

Терроризм с поддержкой государства. Некоторые террористические группы были преднамеренно использованы правительствами различных государств в качестве дешевого способа ведения войны. Такие террористы опасны, прежде всего, тем, что их ресурсы обычно намного мощнее, они могут даже производить бомбардировки аэропортов. Одно из наиболее громких дел — использование Ираном группы молодых боевиков для захвата заложников в американском посольстве в 1979 году.

В настоящее время госдепартамент США считает Иран одним из основных спонсоров терроризма, однако в поддержке террористов обвиняются и Куба, и Ирак, и Ливия, и Северная Корея, и Судан, и Сирия.

Среди известных террористических групп можно выделить следующие связи с правительствами: «Хезболла» поддерживается Ираном, организация Абу Нидал — Ираком, Японская красная армия — Ливией. «Аль-Каида» была тесно связана с талибами, когда те были у власти в Афганистане, что некоторые эксперты относят ее к этой же категории.

Терроризм левых экстремистов. Наиболее радикальные левые хотят уничтожить капитализм и заменить его коммунистическим или социалистическим режимом. Поскольку они обычно считают гражданское население жертвами капиталистической эксплуатации, они не часто прибегают к терактам против обычных граждан. Они в гораздо большей степени прибегают к похищениям богатых людей или взрывают различные «символы капитализма». Примерами таких групп могут служить немецкая Баадер-Мейнхоф, Японская красная армия и итальянские Красные бригады.

Терроризм правых экстремистов. Правые экстремисты часто связаны с западноевропейскими неонацистами. Их задача — борьба с демократическими правительствами для замены их фашистскими государствами. Неофашисты нападают на иммигрантов и беженцев, пытаются настроить против них население страны. Такие группы характеризуются расистскими и антисемитскими взглядами.

Терроризм анархистов. Террористы-анархисты были глобальным феноменом с 1870-х по 1920-е годы. Один из президентов США Вильям Макинли был убит анархистом в 1901 году. В России в этот же период анархисты совершили немало успешных терактов. Некоторые эксперты предполагают, что современные антиглобалисты могут породить новую волну анархического терроризма.

Характеристика исламского терроризма. Специфика исламского терроризма во многом определяется особенностями ислама как религии. Коран проповедует мир среди «уверовавших», допускает мирное сосуществование с неверными, но оправдывает истребление последних, если они выступают «врагами Аллаха и мусульман».

В Америке исламисты видят в ней не только оплот Израиля, но и средоточие «мирового зла» — авангард западной либеральной, материалистической цивилизации, не столько «христианской», сколько «безбожной». Исламисты относятся враждебно и к таким странам, как Индия (из-за Кашмира), Россия (из-за Чечни), Сербия (из-за Боснии), Эфиопия (из-за Эритреи). Соответственно, эти страны также являются реальными или потенциальными мишенями для террористических атак. Характерной чертой идеологии исламского терроризма является оправдание убийства мирных жителей (в том числе женщин и детей), так как они платят налоги, являются потенциальными солдатами и «вовлечены в военное время во вспомогательные виды деятельности».

Популярной в исламском терроризме является учение о джихаде (война за веру), возникшем в средние века. Джихад рассматривает участие в войне как религиозную обязанность мусульманина, а смерть «ради Аллаха» — как наилучший, прямой путь в рай.

Главные объекты «джихада» — Израиль и США. Израиль «захватил мусульманскую Палестину»; он контролирует территорию аль-Харам аш-Шариф (Храмовую гору) в Иерусалиме, где находится мечеть Аль-Акса — третья по значению святыня ислама после Каабы в Мекке и Мечети Пророка в Медине. Многие мусульмане уверены, что «иудеи» мечтают разрушить эту мечеть, чтобы восстановить на ее месте Иерусалимский храм.

Исламские террористические организации успешно используют для совершения терактов камикадзе. Эта практика основана на культе «мученической смерти ради Аллаха», вытекающем из доктрины джихада [2].

Современный терроризм проявляется тремя способами:

— международный терроризм (охватывающий весь мир);

— внутриполитический терроризм (террористические акты, которые выросли на территории конкретной страны, местные условия, деятельность определенных политических групп);

— криминальный терроризм[3].

Одним из основных документов, определяющим цели международной уголовной политики в сфере борьбы с терроризмом, является Глобальная контртеррористическая стратегия, принятая 8 сентября 2006 года Генеральной Ассамблеей ООН, где предусмотрен ряд мер, целью которых являются как ограничение условий, способствующих распространению терроризма (например, продолжение урегулирования международных и межгосударственных конфликтов), так и обеспечение неотвратимости правосудия для террористов (их арест, осуждение или экстрадиция).

К числу международных конвенций по борьбе с терроризмом относятся Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 года («Токийская конвенция»), затрагивающая вопросы авиационной безопасности; Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года («Гаагская конвенция»);

Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971 года («Монреальская конвенция»); Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 года; Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года; Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 года; Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 года. Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе 1988 года, вместе с дополняющим Протоколом 2005 года; Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения 1991 года; Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года; Международная конвенция о борьбе финансированием терроризма 1999 года; Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 года.

Анализ имеющейся правовой базы позволяет сделать вывод о том, что на уровне международной уголовной политики отсутствует единая правовая основа сотрудничества государств в области противодействия терроризму; само же правовое регулирование на этом уровне носит тематический характер, затрагивает лишь отдельные аспекты проблемы терроризма. Так, И. И. Синякин отмечает, что приведённой международно-правовой базе свойственна регламентация деятельности в той области, которая представляется наиболее важной для государств в определённый период (например, запрещение испытаний ядерного оружия в трёх сферах). Кроме того, непосредственная борьба с терроризмом для большей части приведённых международных правовых актов не является основной задачей, хотя и данная проблематика косвенно затрагивается. К недостаткам международно-правовой базы борьбы с терроризмом И. И. Синякин относит также фрагментарность регулирования.

Вместе с тем недостаточно чётко в Международной конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года (далее — Конвенции (1997)) урегулирована проблема противодействия актам терроризма с использованием оружия массового уничтожения. В частности, не вполне ясно, охватывается ли нормами Конвенции (1997) все виды оружия массового уничтожения или его отдельные виды. Представляется, что Конвенция (1997), применима лишь по отношению к актам терроризма, совершённым с использованием взрывного или иного смертоносного устройства, в то время как перечень видов оружия массового уничтожения не ограничивается только бомбовым оружием. Так, Конвенцией о запрещении бактериологического оружия 1972 года, а также Конвенцией о запрещении химического оружия 1993 года предусмотрено, что под оружием поднимаются также и микробиологические или другие биологические агенты или токсины и токсичные химикаты и их прекурсоры отдельно от боеприпасов и устройств, могущих их содержать. Таким образом, за пределами регулирования Конвенции (1997) остаются иные, чем перечислено в ней, виды оружия.

Проблема потенциального использования террористическими организациями ядерного оружия попала во внимание международного сообщества сразу после того, как угроза вооружённого конфликта с применением ядерного оружия между государствами — членами «ядерного клуба» стала минимальной. Особенно активным катализатором проблемы стали ядерные программы Индии и Пакистана. Рост численности государств с ядерным оружием увеличивает вероятность получения неправительственными экстремистскими организациями ядерного оружия. Ответом на угрозу стала Международная конвенция по борьбе с актами ядерного терроризма 2005 года. Её основная задача — регулирование сотрудничества между государствами в области предупреждения актов ядерного терроризма.

Статьёй 2 Конвенции (2005) очерчен широкий круг деяний, признаваемых преступными. Более того, приведённые в статье 1 Конвенции (2005) определения радиоактивного материала, ядерного материала, ядерного объекта, устройства также способствуют максимальному охвату всех потенциально возможных преступных действий. Так, по смыслу Конвенции (2005) преступлением является владение радиоактивным материалом либо изготовление устройства или владение им с намерением причинить смерть или серьёзное увечье, существенный ущерб собственности или окружающей среде; использование радиоактивного материала или устройства любым образом, а также использование или повреждение ядерного объекта таким образом, что происходит высвобождение или создаётся опасность высвобождения ядерного материала с намерением причинить смерть или серьёзное увечье или с намерением нанести существенный ущерб собственности или окружающей среде, вынудить физическое или юридическое лицо, международную организацию или государство совершить какое-либо действие или воздержаться от него. Кроме того, Конвенция (2005) носит и ярко выраженный предупредительный характер. Так, п. «а» ч. 1 ст. 7 предусмотрено, что одной из форм сотрудничества является принятие таких мер, направленных на предотвращение государствами-участниками подготовки к совершению преступления по смыслу данной Конвенции (2005), как адаптация национального законодательства, а также принятие мер по запрету незаконной деятельности лиц, групп и организаций, которые поощряют, подстрекают, организуют, преднамеренно финансируют или преднамеренно оказывают технологическую помощь, и предоставляют информацию, или участвуют в совершении таких преступлений.

Таким образом, современное состояние глобального уровня международной уголовной политики в области борьбы с терроризмом характеризуется наличием множественных правовых актов, касающихся данной тематики, которые, с одной стороны, затрагивают наиболее существенные проявления террористической угрозы, но оставляют без внимания немало существующих и потенциально опасных проблем. Анализируя положения приведённых конвенций, можно установить, что за рамками существующих международно-правовых основ противодействия терроризму остаётся такое направление этой деятельности, как полноценное предотвращение распространения террористической идеологии.

Немаловажным представляется и вопрос о едином подходе к пониманию терроризма. Не случайно Питер Уильямс, возглавлявший военную миссию связи НАТО в Москве, а также участвовавший в качестве пехотного командира в ряде военных операций, предполагает, что «польза от того, чтобы тратить много времени, пытаясь достичь какого-либо консенсуса в определении «терроризма»… бывает весьма ограничена». Очевидно, что трудности в выработке единого подхода к понятиям «терроризм» и «международный терроризм» состоят в разных оценках деятельности ряда вооружённых формирований, ведущих деятельность в том числе на Ближнем Востоке, с точки зрения их принадлежности к числу террористических организаций. Вполне очевидно и то, что проведение насильственных акций против действующего политического режима, оцениваемое рядом государств как основанная на нормах международного права защита интересов народа, сторонниками данного режима воспринимается не иначе, как террористическая деятельность.

Международно-правовые нормы стран СНГ. Решением Совета глав государств СНГ от 21 июня 2000 года был создан Антитеррористический центр государств — участников Содружества Независимых Государств. Указанным же Решением утверждено и Положение об Антитеррористическом центре государств — участников СНГ, в соответствии с которым Центр является постоянно действующим специализированным отраслевым органом СНГ, предназначенным для обеспечения координации взаимодействия компетентных органов государств — участников СНГ в области борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма. Кроме того, Решением Совета глав государств СНГ от 16 сентября 2016 года утверждена Программа сотрудничества государств -участников СНГ в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2017-2019 годы. Данная Программа содержит в себе комплекс мер, основанный на положениях Договора о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма от 26 августа 2005 года. В частности, задачами Программы являются развитие нормативно-правовой базы сотрудничества государств — участников СНГ, гармонизация национального законодательства, осуществление информационно-аналитической деятельности, сотрудничество в кадровой сфере[4].

Сущность деструктивных понятий и факторы их формирования. Радикализм (от позднелат. radicalis – коренной, лат. radix – корень) – буквально бескомпромиссное стремление идти до конца, добиваться коренных изменений и наиболее полных результатов в любой преобразовательной деятельности. Термин возник в Англии в конце 18 века и затем, уже в 19 веке получил распространение в континентальной Европе и обозначал социальную и политико-философскую мысль, ориентированную на общественные, политические, экономические и культурные преобразования и соответствующую реформаторскую практику. В эпоху промышленного переворота и буржуазных антифеодальных социальных революций радикализм выступил в качестве альтернативного варианта эволюционного общественного развития, который прочно утвердился в социальной и политической мысли и политической практике Европы и других частей света 19 и большей части 20 века. Радикализм оказался гораздо более серьезным ответом на Французскую революцию конца 18 века, чем традиционализм (А. Росмини и др.), консерватизм (Э. Бёрк и др.), клерикально-монархический авторитаризм (Ж. де Местр, Л. де Бональд и др.) или прямая политическая реакция Священного союза. Радикализм стал альтернативой не только революции, но и всем этим формам реакции на нее. Исторический процесс наиболее развитых частей мира, включая и Россию, на протяжении более двухсот лет определяли и продолжают определять конкуренция, чередование и взаимодействие этих двух начал – платоновского, революционного (и утопического) пути и аристотелевского – пути постоянных, но постепенных преобразований. Именно движение, получившее наименование «радикализм», позволило создать также новый тип динамической социальной стабилизации в условиях ускоренных массовых экономических, политических, культурных, научно-технических процессов и высокую антикризисную адаптацию общества.

Появление радикализма, так же как и революций 18–19 веков, было подготовлено Просвещением с его новыми требованиями к человеку, его сознанию и общественному бытию, с требованиями промышленного развития, с экспансией индивидуализма, борьбой против монархического авторитаризма (на родине радикализма, в Англии, дополнительно с освободительным движением в американских колониях). Основные идеи английского радикализма формировались под влиянием утилитаризма И. Бентама и Дж.С. Милля и конкретизировались в требованиях ограничения королевской власти, в программах судебных реформ, реализации фундаментальной бентамовской концепции общего блага как критерия любого политического действия, всеобщего избирательного права, способного обеспечить политический суверенитет народа и его представительство в парламенте.

Во Франции периодов реставрации, правления Луи-Филиппа и «либеральной империи» Наполеона III движение радикализма объединило всех подлинных республиканцев, бывших «якобинцев» и потенциальных жертв политических преследований, боровшихся за демократизацию общества и либерализацию политического режима. Итальянские радикалы двух разных направлений – республиканского во главе с А. Бертани и монархического, вдохновляемого идеями национального освобождения Дж. Мадзини и К. Каттанео, вели такую же, общую для всего европейского радикализма, борьбу за политический и социальный прогресс: налоговые реформы, введение всеобщего, бесплатного и светского начального образования, полное невмешательство церкви в политику и т.д.

Несмотря на структурную и организационную слабость, европейский радикализм повсеместно выступал в роли идеологического и культурного фермента социальных преобразований. Разобщенные группировки радикалов объединялись вокруг виднейших общественных деятелей, определявших прогрессивную политическую культуру своих стран. В Англии центром притяжения радикально-мыслящих деятелей были в начале 19 века журнал «Вестминстерское ревю», а с 1816 года – «Еженедельное политическое обозрение» У. Коббетта, реформаторы – Э. Чедвик, Дж. Проупп, Ф. Плейс, Дж. Хьюм, Дж.Ф. Ребек; во Франции такими притягательными личностями были Л. Гамбетта, Ж. Клемансо, П. Пеллетон, Ш. Флокэ и др. Аналогичным образом радикальные реформаторы группировались в России – вокруг журнала «Современник», вокруг инициаторов земских, судебных, школьных и других реформ. Тем не менее вплоть до конца 19 века радикалам не удалось ни в одной стране объединиться и создать собственные политические партии. Сотрудничество английских радикалов с вигами и тори, либералами и консерваторами завершилось в 1900 их слиянием с партией лейбористов; только в 1901 разрозненные группы французских радикалов после первых попыток обособиться в 1883–1885 объединились в Республиканскую радикальную и радикал-социалистическую партию, которая неоднократно становилась правящей партий в 1-й половине 20 века. В 1904 году в Италии возникла монархическая партия радикалов. Все основные социальные, культурные и политические преобразования 19–20 веков достигнуты не в ходе революций, а усилиями радикальных реформаторов. Революции, как правило, прокламируют реформы и в лучшем случае готовят для них условия, реально же их осуществляют реформаторы в борьбе за социальный прогресс. Это можно проследить на примере проведения коренных реформ в Англии, за которые шла долгая парламентская борьба: реформа избирательного права (1832), отмена запрещения рабочих организаций, создание основ общественного здравоохранения, системы всеобщего начального обучения (1840), либерализация колониальной политики (1832), новая избирательная реформа Дизраэли (1867) и другие. Аналогичным образом проходили преобразования в других странах.

В 20 веке функции радикализма в значительной мере продолжали осуществлять социал-демократические, социалистические и другие левые, неолиберальные, а также и современные неоконсервативные партии и движения.

Особый тип радикализма – революционный радикализм, ориентированный на преодоление любых препятствий с применением насилия, характеризующийся нетерпимостью и жертвенностью. Радикализм такого рода имеет давнюю политическую и идеологическую историю борьбы за власть, территории и идеи, включая религиозную и этническую нетерпимость.

! Религиозный экстремизм — это отказ от традиционных ценностей и доктрин, традиционных для общества, и пропаганда их идей с нетерпимостью и фанатизмом.

 

Религиозный экстремизм – отрицание системы традиционных для общества религиозных ценностей и догматических устоев, а также агрессивная пропаганда «идей», противоречащих им. Во многих, если не во всех, конфессиях можно обнаружить религиозные представления и соответствующие им действия верующих, которые имеют антиобщественный характер, то есть в той или иной степени выражают неприятие светского общества и других религий с позиций того или иного религиозного вероучения. Это проявляется, в частности, в желании и стремлении приверженцев определенной конфессии распространить свои религиозные представления и нормы на все общество.

Основная цель религиозного экстремизма – признание своей религии ведущей и подавление других религиозных конфессий через их принуждение к своей системе религиозной веры. Наиболее ярые экстремисты ставят своей задачей создание отдельного государства, правовые нормы которого будут заменены нормами общей для всего населения религии. Религиозный экстремизм часто смыкается с религиозным фундаментализмом, суть которого заключена в стремлении воссоздать фундаментальные основы «своей» цивилизации, очистив ее от чуждых новаций и заимствований, вернуть ей «истинный облик».

Важной особенностью ряда неправительственных религиозно-политических организаций экстремистского толка является наличие в них фактически двух организаций – открытой и тайной, законспирированной, что облегчает им политическое маневрирование, помогает быстро менять методы деятельности при изменении обстановки.

В качестве основных методов деятельности религиозно-экстремических организаций можно назвать нижеследующее: распространение литературы, видео-аудиокассет экстремистского толка, в которых пропагандируются идеи экстремизма.

Религиозно-политический экстремизм  – это религиозно мотивированная или религиозно камуфлированная деятельность, направленная на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, на возбуждение в этих целях религиозной вражды и ненависти.
Так же, как и этнонационалистический экстремизм, религиозно-политический экстремизм является разновидностью политического экстремизма. Своими характерными признаками он отличается от других видов экстремизма.
1. Религиозно-политический экстремизм  – это деятельность, направленная на насильственное изменение государственного строя или насильственный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства. Преследование политических целей позволяет отличить религиозно-политический экстремизм от религиозного экстремизма. По названному признаку он отличается также от экономического, экологического и духовного экстремизма.
2. Религиозно-политический экстремизм представляет собой такой вид противозаконной политической деятельности, которая мотивируется или камуфлируется религиозными постулатами или лозунгами. По этому признаку он отличается от этнонационалистического, экологического и других видов экстремизма, у которых существует иная мотивация.
3. Преобладание силовых методов борьбы для достижения своих целей – характерная черта религиозно-политического экстремизма. По этому признаку религиозно-политический экстремизм можно отличить от религиозного, экономического, духовного и экологического экстремизма.
Религиозно-политический экстремизм отвергает возможность переговорных, компромиссных, а тем более консенсусных путей решения социально-политических проблем. Сторонники религиозно-политического экстремизма отличаются крайней нетерпимостью по отношению ко всем, кто не разделяет их политических взглядов, включая единоверцев. Для них не существует никаких «правил политической игры», границ дозволенного и недозволенного.

Роль СМИ в освещении религиозных экстремистских движений и террористических организаций, угрожающих развитию Республики Узбекистан.

Выступая на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2017 года, Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев сказал: «Наша главная задача — создать необходимые условия для того, чтобы молодые люди реализовали свой потенциал и не допустить распространения идеи насилия». К сожалению, существует множество религиозных и экстремистских движений, которые угрожают безопасности стран Центральной Азии, особенно Узбекистану. Все они искажают ислам и пытаются различными способами завербовать молодых людей. Освещается ли деятельность этих организаций в настоящее время и должна ли она освещаться средствами массовой информации? Прежде чем ответить на эти вопросы, давайте кратко рассмотрим деятельность деструктивных организаций. Это:

  1. Хизб ут-Тахрир аль-Ислами (Исламская партия освобождения)[5]. Хизб ут-Тахри́р аль-Ислами́(араб.حزب التحرير الإسلامي‎ — «Исламская партия освобождения») — международная панисламистская политическая партия, основанная в 1953 году в Восточном Иерусалиме судьёй местного шариатского апелляционного суда Такиюддином ан-Набхани. Узбеистан признал Хизб ут-Тахрир аль-Ислами террористической организацией. В Германии деятельность организации также запрещена за непризнание Государства Израиль. Государственные органы США относят Хизб ут-Тахрир к числу групп, действующих ненасильственными методами, но способствующих распространению экстремистских настроений среди мусульман и, вследствие поддержки антизападной идеологии, потенциально способных оказывать идеологическую поддержку терроризма. В большинстве мусульманских государств деятельность организации официально запрещена и преследуется. Так, в Казахстане деятельность «Хизб-ут-Тахрир» запрещена судом в 2005 году за экстремизм. Организация запрещена также в Турции, Пакистане, Таджикистане, Узбекистане и ряде других восточноевропейских и азиатских государств, во всех арабских странах, кроме ОАЭ, Ливана и Йемена. После смерти ан-Набхани в 1977 году организацию возглавил палестинец Абдул Кадим Заллум. После смерти Заллума в 2003 году организацию возглавил Ата Абу Рашта. Декларируемая цель организации — восстановление справедливого исламского образа жизни и исламского государства (халифата) и воплощения в нём исламской системы. Активную деятельность вели филиалы организации на Ближнем Востоке и в Северной  Африке (Египет,СирияМароккоТунисСуданОАЭЙеменКувейтПалестинаИорданияЛиванИракТурция), Европейского союза (деятельность организации запрещена в Германии, (за антисемитизм и антиизраильскую пропаганду, запрет безуспешно обжаловался в ЕСПЧ, который счел, что цели Хизб ут-Тахрир противоречат ценностям Европейской конвенции о правах  человека), ДанииВеликобритании), в Южной и Юго-Восточной Азии (БангладешПакистанМалайзияИндонезия) и в Австралии. С 1995 года организация начала действовать в Узбекистане. Известно также о деятельности группы на территории стран СНГ (ТаджикистанКиргизияКазахстанАзербайджанБелоруссия и Россия).
  2. Движение «Таблиги джамаат»[6]. Движение таблиговцев появилось в 1927 г. в небольшой мест-ности под названием Меват, которое расположено не далеко от важного политического, экономического и культурного центра современной Индии, города Дели. Его основателем является Мухаммад Ильяс Кандехлеви — человек, которого сами последователи движения называют Моулана (т.е. «господин»). Поводом для создания движения «Таблиги Джамаат» стала активная миссионерская работа индуистских проповедников из различных организаций среди мусульман, проживающих в Мевате. Успех пропагандистской деятельности последователей индуизма Мухаммад Ильяс Кандехлеви связывал с тем, что мусульмане не проявляют должного рвения в выполнении религиозной практики. Один из отличительных признаков работы «таблиговцев» — это ведение проповеднической деятельности миссионерами, не имеющими специального религиозного образования, но способными легко, доступно и с энтузиазмом объяснить таким же простым людям необходимость выполнения религиозных предписаний, Священного Корана и Сунны Пророка Мухаммада (с.г.в.). Идеологической основой таблиговцев выступают жесткие нормы т.н. деобандийской богословской исламской школы, той же, школы, что воодушевила и религиозное мировоззрение движения «Талибан». Близость организации к школе деобанди, отличающейся высокой степенью политизированности, привело к тому, что среди участников движения «Талибан» в Афганистане имеется немало таблиговцев. В начале 1920-х годов Кандехлеви решает начать деятельность по противодействию прозелитизму со стороны индусов посредством создания широкой сети мусульманских образовательных учреждений в тех местах, где активисты индуизма наиболее активно и успешно распространяли свои религиозные убеждения. Однако эта задумка оказалась неудачной, поскольку открытие новых медресе требовало определенных финансовых вложений. Кроме того, достаточно продолжительный процесс обучения исламским канонам и вопросам вероубеждения, составленный М.-И. Кандехлеви, в глазах обычного народа казался совершенно непривлекательным по сравнению с проповедями индуистских активистов, которые излагали свои идеи в максимально упрощенных, понятных каждому категориях. Тогда М.-И. Кандехлеви решает изменить принцип работы организации. Взамен выстраиванию сети мусульманских образовательных учреждений он делает ставку на ведение проповеднической деятельности миссионерами, не имеющими специального религиозного образования, но способными легко, доступно, а главное с энтузиазмом объяснить таким же простым людям необходимость выполнения религиозных предписаний, известных нам из Священного Корана и Сунны Пророка Мухаммада (сгв). После непродолжительного обучения М.-И. Кандехлеви объединял миссионеров в небольшие группы численностью в 10 человек и отправлял их проводить проповеди. Продолжительность проповеднической деятельности была разной и варьировалась от трех дней до нескольких месяцев. Такая весьма своеобразная система ведения даъвата (призыва) в скором времени принесла свои плоды. Все большее количество мусульман начали вступать в ряды движения «Таблиги Джамаат». В скором времени проповедников из организации М.-И. Кандехлеви можно было повстречать едва ли не в каждом уголке Индии. Среди отличительных черт идеологии движения «Таблиги Джамаат» — убежденность в необходимости вести вооруженный джихад, чтобы побороть неверие, силой сделать неверующих мусульманами. Радикальные последователи «Таблиги Джамаат» впоследствии образовали свои собственные военизированные организации. Некоторые исследователи указывают на некоторое сходство учения таблиговцев об «очищении» ислама с идеологической платформой вахаббитских течений, выступающих за устранение из исламской практики и вероучения элементов, называемых ими «нововведениями». Часто говорят и о финансовой близости вахаббитских кругов ряда ближневосточных государств и деобандийских организаций, к коим относится и «Таблиги Джамаат». По мнению экспертов и богословов, главная опасность в том, что таблиговцы – первое звено в цепи вербовки исполнителей терактов и экстремистских акций. Эту организацию часто называют «прихожей фундаментализма». У организации есть своя «фирменная» методика вербовки. После присоединения к ячейке «Таблиги Джамаат» и исполнения нескольких проповеднических миссий в своей округе, наиболее активных новичков приглашают на дополнительную подготовку в штаб-квартиру «Таблиги Джамаат» в окрестностях Райвинда в пакистанской провинции Пенджаб, которая длится около 4-х месяцев. Как правило, в процессе или после «курсов» некоторые из них получают предложение о прохождении «углубленной» военной подготовки. После смерти основателя движения «Таблиги Джамаат» вакантный пост руководителя занял его сын, Моулана Мухаммад Юсуф. Третьим по счету лидером стал Мухаммед Инъамуль-Хасан Кандехлеви (1918-1995), четвертым Зубайруль-Хасан Кандехлеви (1950-2014). В настоящее время движением руководит совет ученых, в который входят Хадж Мухаммед Абдуль-Ваххаб (1923 года рождения) и Маулана Саад Кандехлеви. Примечательно, что практически все лидеры организации были связаны семейными либо родственными узами с Мухаммадом Ильясом Кандехлеви. Это вызывает некоторые размышления, поскольку династический принцип руководства, который характеризует верхний эшелон «Таблиги Джамаат», в значительной степени создает предпосылки для всякого рода махинаций. Принимая во внимание чрезвычайную закрытость организации и ужасающий информационный вакуум вокруг нее, нетрудно себе представить, что решения в ней принимаются в соответствии с интересами крайне ограниченного круга лиц, которые связаны между собой семейно-родственными и клановыми отношениями. Обычные мусульмане, поддавшиеся по незнанию влиянию таблиговцев и вступившие в их ряды, являются простыми пешками, жизни которых не имеют никакой ценности для элиты организации[7].
    3. «Армия ислама»[8]. Джейш аль-Ислам (араб. جيش الإسلام‎ — «Армия ислама») — коалиция сирийских антиправительственных вооружённых группировок исламистского направления, сформировавшаяся осенью 2013 года. До апреля 2018 года представляла собой наиболее мощную вооружённую группировку в анклаве Восточная Гута, в непосредственной близости к Дамаску, соперничавшую за влияние в регионе с группировками «Файлак ар-Рахман» и «Фронт ан-Нусра». Штаб-квартира и основные силы группировки дислоцировались в городе Дума. В апреле 2018 года в результате наступления правительственных сил была вынуждена сдать позиции и тяжёлое вооружение и эвакуироваться на север провинции Алеппо, контролируемый турецкими ВС и Свободной сирийской армией.

Входит в список террористических организаций, составленный сирийским правительством. В российский Единый федеральный список террористических организаций не включена. Признана террористической в Иране и Египте. Публично осуждает исламистский терроризм.

В мае 2016 года Россия предлагала Совету безопасности ООН признать «Джейш аль-Ислам» террористической группировкой, однако это предложение не нашло поддержки. Весной 2011 года сирийские власти в ходе всеобщей амнистии освободили из заключения Захрана Аллуша — сына известного религиозного деятеля Абдуллы Мохаммеда Аллуша. Оказавшись на свободе, Захран Аллуш создал из числа своих последователей вооружённую группировку «Лива аль-Ислам» (араб. Liwa al-Islam‎ — Бригада ислама). Первой крупной акцией группировки стал взрыв заминированного автомобиля 18 июля 2012 у штаб-квартиры военной разведки Сирии, в результате которого были убиты министр обороны Сирии Дауд Раджиха и его заместитель Асеф Шаукат — близкий родственник сирийского президента Башара аль-Асада.

Смена руководства и обострение соперничества между группировками оппозиции в Восточной Гуте. 25 декабря 2015 года в результате ракетного авиаудара по месту, где проводилось совещание лидеров оппозиционных группировок, были убиты Захран Аллуш и его заместитель. Новым лидером группировки был избран Иссам Аль-Бувайдани, также известный как Абу Хумам. Гибель Захрана Аллуша привела к обострению соперничества в Восточной Гуте между «Джейш аль-Ислам» и группировкой «Файлак ар-Рахман», перешедшего в апреле-мае 2016 года в ожесточённые вооружённые столкновения. 24 мая 2016 года руководители «Файлак ар-Рахман» и «Джейш аль-Ислам» при посредничестве Катара подписали соглашение о прекращении боевых действий, однако уже 14 июня столкновения возобновились, причём «Файлак ар-Рахман» отбил у соперников ряд районов на юге Восточной Гуты.

В апреле — мае 2017 года новые кровопролитные столкновения вспыхнули между «Джейш аль-Ислам» и «Файлак ар-Рахман», которую на этот раз поддержали боевики «Тахрир аш-Шам» — нового альянса, сформировавшегося на базе «Фронта ан-Нусра». В ходе боёв было убито в общей сложности до 100 боевиков. 25 февраля 2018 года усиленная группировка сирийских правительственных войск во взаимодействии с ополченческими отрядами начали масштабную наземную операцию по ликвидации оппозиционного анклава в Восточной Гуте. В середине марта, после того как правительственные силы разрезали анклав на три части, оппозиционные группировки «Файлак ар-Рахман» и «Ахрар аш-Шам» согласились на эвакуацию боевиков и членов их семей в зону деэскалации Идлиб, на территории, контролируемые вооружённой оппозицией. К началу апреля сопротивление правительственным войскам продолжала лишь группировка «Джейш аль-Ислам», контролировавшая город Дума. С её руководством была достигнута договорённость об эвакуации на север Сирии, на территории, контролируемые турецкими ВС и Свободной сирийской армией. Выводу боевиков, однако, помешала смена руководства группировки, которая привела к новому обострению. 6 апреля боевики группировки «Джейш аль-Ислам», нарушив перемирие с правительственными войсками, возобновили обстрелы жилых районов Дамаска. Срыв перемирия привёл к возобновлению наступления правительственных войск против группировки «Джейш аль-Ислам». 7 апреля несколько неправительственных организаций сообщили о том, что правительственные войска осуществили в городе Дума химическую атаку. Неправительственные организации, поддерживающие сирийскую оппозицию, разместили в сети шокирующие фото- и видеоматериалы с места трагедии. В Дамаске и Москве категорически отвергли информацию о новом применении химического оружия в Восточной Гуте. Уже 8 апреля в связи с серьезными территориальными потерями и потерями в технике руководство «Джейш аль-Ислам» заявило о решении возобновить мирные переговоры. По новому соглашению боевики взяли на себя обязательство освободить всех пленных и сдать тяжёлое оружие, после чего правительство гарантировало им возможность эвакуироваться на север Сирии. 12 апреля 2018 года последняя колонна автобусов с боевиками «Джейш аль-Ислам» и членами их семей покинула Думу. Таким образом, вся территория оазиса Восточная Гута перешла под полный контроль армии Башара Асада.

По данным Минобороны России, на декабрь 2016 года группировка насчитывала 64 отряда общей численностью около 12 тыс. человек. Основой идеологии группировки является радикальный исламизм суннитского толка консервативного направления салафитов (ваххабизм).

Организации свойственна религиозная нетерпимость. Так, основатель группировки, ныне покойный Захран Аллуш, неоднократно критически отзывался о других течениях ислама — шиитах и алавитах. Алавитов — религиозную общину, на которую опирается сирийское правительство, — Аллуш называл ещё «более неверными, чем христиане и евреи».

Группировка выступает за учреждение в Сирии мусульманского государства. Группировка враждебно относится к «Исламскому государству», утверждая, что его последователи «убивают мусульман, но щадят идолопоклонников», а также «используют против мусульман суры Корана, относящиеся к безбожникам».

В 2015 году «Джейш аль-Ислам» распространила видеозапись казни членов ИГИЛ, сопровождавшуюся речью члена шариатского суда, в которой он осудил «тех, кто желает победы ИГИЛ», как «лицемеров», «идущих под знаменем ада».

На подконтрольных территориях «Джейш аль-Ислам» воюет как с правительственными войсками, так и с силами ИГИЛ. 14 ноября 2015 года «Джейш аль-Ислам» совместно с 48 другими группировками вооружённой оппозиции выступила с осуждением терактов в Париже 13 ноября 2015 года.

Альянсы. Организация в 2013 году присоединилась к Исламскому фронту. 3 августа 2014 года группа «Джейш аль-Ислам» вошла в число группировок вооружённой оппозиции, образовавших Совет сирийского революционного командования. (в конце 2015 года прекратил активность). Лидеры «Джейш аль-Ислам» подвергали критике Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил, заявляя, что силы оппозиции должны возглавляться теми, кто воюет в Сирии, а не лидерами в изгнании.

В апреле — декабре 2015 года наряду с другими оппозиционными группами коалиция принимала участие в работе Операционного центра «Освобождение Алеппо».

Финансирование. Объединение пользуется поддержкой Саудовской Аравии, стремящейся создать противовес «Фронту ан-Нусра». По сведениям британской газеты Guardian, Саудовская Аравия выделила крупные суммы на вооружение и обучение отрядов «Джейш аль-Ислам» для обучения были привлечены инструкторы из Пакистана

  1. Исламское движение Узбекистана (Туркестан) или (Исламское движение Узбекистана, ИДУ)— исламистская организация, созданная в 1996 году бывшими членами ряда запрещённых в Узбекистане политических партий и движений, включая «Адолат уюшмаси» («Общество справедливости»), «Исламская партия Возрождения», «Исламская партия Туркестана», «Ислом Лашкарлари» («Воины Ислама») и другиечв. Политическим руководителем движения стал Тахир Юлдашев, руководителем военного звена — Джума Ходжиев (Намангани). ИДУ рассматривается в качестве террористической организации многими странами мира, включая Россию и США. Деятельность ИДУ преследуется властями Узбекистана, поэтому большинство руководителей и рядовых членов движения находится в эмиграции. Штаб-квартира до начала контртеррористической операции в Афганистане располагалась в г. Кандагаре (Афганистан). Многие из членов ИДУ принимали участие в гражданской войне в Таджикистане на стороне Объединённой таджикской оппозиции (ОТО). Во время процесса внутритаджикского урегулирования полевые командиры ИДУ отказались выполнять условия соглашения, подписанного между правительством и ОТО. В августе 1999 года отряды ИДУ (численностью почти в 1000 человек) вторглись с территории Северного Таджикистана в южные районы Киргизии (Баткенские события). В октябре того же года отряды движения покинули территорию этой республики. В период контртеррористической операции в Афганистане члены ИДУ принимали участие в сопротивлении объединённым международным силам, во время бомбардировок в ноябре 2001 года погиб военный лидер движения Джума Ходжиев (Намангани).

Вынужденные покинуть Афганистан вооружённые формирования ИДУ, возглавляемые Тахиром Юлдашевым, обосновались в пакистанских провинциях Северный и Южный Вазиристан, где приняли непосредственное участие в Вазиристанских войнах на стороне Талибана против армии Пакистана. В декабре 2002 года ИДУ организовала теракт в Бишкеке. В мае 2003 года — в городе Ош. Примерно тогда же группировка сменила название на «Исламское движение Туркестана». Информация об уничтожении Т. Юлдашева неоднократно распространялась как представителями сил международной коалиции, так и афганской полицией. Согласно последнему сообщению, лидер ИДУ был тяжело ранен в результате ракетного удара, нанесённого американским беспилотным летательным аппаратом в августе 2009 года и впоследствии скончался в госпитале, однако представители Исламского движения Узбекистана опровергали данную информацию вплоть до 2010 года.  После смерти Юлдашева ИДУ возглавил Усман Адил, в конце января 2012 года появилась информация о его уничтожении на территории Афганистана. Впоследствии эта информация оказалась ложной, но уже в апреле Адил погиб на территории Пакистана в результате удара американского беспилотника. В августе 2012 года ИДУ признало гибель Усмана Адила, тогда же было объявлено, что новым лидером ИДУ стал Усман Гази. 6 октября 2014 года из заявлений представителей правоохранительных органов Узбекистана стало известно, что Усман Гази заявил о присоединении своей организации к «Исламскому государству». В марте 2015 год в интернете появилось видео, на котором группировка приносит присягу представителю Исламского государства в провозглашенной провинции Хорасан (вкл. Афганистан и Пакистан) — Хафизу Саиду Хану.

  1. Религиозная организация «Нур». Организация «Нур» была основана курдским муллой Саидом Нурси после Первой мировой войны для содействия принятия законов шариата (исламского права) в Турции. В последние годы «Нур» стала ассоциироваться с религиозной пантюркистской идеологией турецкого богослова Фетхуллаха Галлена, проживающего в Соединенных Штатах. После того, как государства Центральной Азии обрели независимость, Галлен содействовал открытию турецких школ по всему этому региону, включая Узбекистан. Публикации «Нур» были свободно доступны в Узбекистане в 1990-х годах. Турецкие школы продолжают работать в других странах Центральной Азии, но узбекские власти закрыли турецкие школы в 1999 году после серии взрывов в Ташкенте, в которых власти обвинили проживавшего в то время в Турции узбекского оппозиционера. В том же году правительство подвергло преследованиям и тюремному заключению некоторых членов «Нур» в процессе всеобщих мер по ограничению независимой деятельности мусульман. Аресты «нурсистов» начались в больших количествах в 2006 году, когда, как утверждает правительство, бизнесмены от «Нур» приехали из Турции и возобновили свою деятельность в Узбекистане.

В течение отчетного периода правительство продолжало подавление подозреваемых членов группы «Нур», что привело к десяткам арестов и длительным срокам тюремного заключения. За пределами страны идеология «Нур» воспринимается в диапазоне от прогрессивной до консервативной, но сама группа последовательно осуждает насильственный экстремизм. Несмотря на это, в Узбекистане «Нур» остается запрещенной религиозной организацией.

  1. «Джихадисты» (ваххабизм) религиозно-политическое течение в исламе, сформировавшееся в XVIII веке. Движение названо по имени Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба ат-Тамими (1703—1792), являвшегося последователем Ибн Таймии(1263—1328). Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб полагал, что настоящий ислам практиковался только первыми тремя поколениями последователей пророка Мухаммеда, и протестовал против всех последующих новшеств, считая их привнесённой извне «бидъа». C точки зрения некоторых этнографов, ваххабиты — сравнительно новое течение, вызванное обострением социально-экономических и политических условий между частью бедуинскогонаселения, а также части религиозных деятелей, выразившееся как протест против богатства городских жителей. Также движение сыграло значительную роль в освободительной войне против Турции.

В XVIII веке эмир города Эд-Диръия Мухаммад ибн Сауд ибн Мухаммад ибн Микрин аль-Мурайди принял идеологию движения в качестве государственной, в результате чего Дирийский эмират, бывший небольшим государством, за короткое время стал обладать почти всей территорией Аравийского полуострова. Преемником Дирийского эмирата является сегодняшняя Саудовская Аравия. Школа получила название от имени основателя — Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба ибн Сулеймана аль-Мушаррафи ат-Тамими. Сами представители данного движения не называют себя «ваххабитами», указывая, что являются салафитами, то есть приверженцами салафии . При этом они считают своё движение исключительно религиозным, а не политическим.

Историк Алексей Михайлович Васильев считает, что вопрос о возникновении ваххабизма следует искать в изучении аравийского общества. Важным было замедленное развитие, что было обусловлено узостью производственной базы, неблагоприятные условия для ведения сельскохозяйственных работ: с одной стороны такие явления как засуха, с другой проливные дожди, когда мощные сели уносили верхний слой вместе с посевами. Также следует упомянуть отсутствие централизации ирригационного хозяйства, ввиду отсутствия общего земледелия (разобщённость оазисов). Поскольку ваххабитское движение получило огромное развитие среди бедуинов, то рассмотрение их исторического развития является одним из наиболее важных. Так, С. А. Токарев писал:

А. М. Васильев указывает на два типа людей, ведущих кочевое и полукочевое хозяйство:

  • Кочевники-верблюдоводы
  • Полукочевники-овцеводы (полукочевники из-за ограниченности перехода по безводной местности)[9].

По свидетельствам источников XVIII века наиболее низкими показатели по благосостоянию были у кочевников, впрочем, положение оседлых земледельцев было не многим лучше. Распространённым явлением стал захват частью знати водных и других источников, распространились ростовщичество и налоговый гнёт. Несмотря на то, что ряд исследователей считали аравийское общество феодальным, во многом это положение вызывает сомнения.

В современной этнографии сложилось понимание,  озвученное Н. Н. Крадиным и его предшественниками. Прибавочный продукт у кочевых народов — как часть материального продукта (зерна, дерева и др.), добывающийся с помощью захвата населения в плен, с целью создания земледельческих оазисов, захвата оседлых цивилизаций, либо через лиц, которые по той или иной причине переходили добровольно. Важным было собирание дани с подконтрольных крестьян и ремесленников, а также купцов. Зачастую, именно этим фактором поясняется будущая дезинтеграция аравийского общества. Ведь часть бедуинских племён брала дань с оседлых племён, но с упадком торговли и власти Османской империи доходы шейхов стали падать. Таким образом, к XVIII веку на территории Аравийского полуострова не сложилось единого экономического пространства. Резко встал вопрос с одной стороны о разрешении данной ситуации, с другой — Аравия предоставилась сама себе, так как фактически Османская империя и Португалия не решали уже вопросы данного региона. Из-за невозможности создания единого централизованного государства, уже во времена заката могущества Османской империи (конец XVII в.), на Аравийском полуострове всё большую роль начинают играть шерифы — клановые правители той или иной местности, фактически номинально зависящие от турецкой власти (только в Мекке было несколько шерифских семей, которые соперничали за власть над городом). Противостояние между рядом регионов Центральной Аравии обострилось. В результате выделяются следующие города, ставшие центрами, претендовавшими на господство на полуострове: УяйнаЭд-ДиръияЭр-Рияд. Ситуация стабилизировалась лишь в период правления эмира Сауда ибн Мухаммада, но снова обострилась после его смерти. Фактически, к концу XVII — началу XVIII века центральная часть Аравийского полуострова оказалась раздробленной, с непрекращающимися кровопролитными междоусобными войнами. Идеей соединения государства становится с одной стороны уменьшение поборов, власти шерифов и эмиров, а также защита от кочевников; с другой — мощная идеологическая основа, способная сплотить разрозненное общество. Ей и становится ваххабизм[12].

На момент возникновения ваххабитского движения на территории Аравии было множество мусульманских школ и течений, а также иудеи и христиане. На северо-восточных и восточных землях был распространён шиизм. Но одним из основных направлений (особенно в Хиджазе) была ханбалитская школа. Как отмечают многие исследователи, среди бедуинов ислам был не особо распространен. Именно в данный период рождается Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб. О ранней жизни основателя ваххабизма известно сравнительно немного. Известно, что он родился в Уяйне в 1703 году, в семье кади Абд-аль-Ваххаба. Рано женился (в 12 лет), после чего совершает паломничество в Мекку, а позже некоторое время проводит в Медине и Басре. Путешествия заканчиваются переселением будущего основателя течения в Хураймалу, куда бежит позже и его отец, попав в немилость к новому эмиру города Уяйне. Здесь Мухаммад начинает активно проповедовать свои идеи, а также пишет своё теологическое сочинение Книга единобожия, в которой отразились взгляды вероучителя, сложившиеся после изучения исламских и немусульманских концепций, а также отразились проблемы социально-экономического и политического характера современной теологии Аравии.

В 1744 году Мухаммадом Ибн Абд- аль-Ваххаб и эмиром Эд-Диръии Мухаммадом ибн Саудом было создано ваххабитское государство — Дирийский эмират. Ваххабиты считают запретным паломничество к могилам святых, которое они рассматривают как поклонение мёртвым; совершение неверного, с их точки зрения, тавассуля. считают макрухом (нежелательным и порицаемым) отмечать день рождения пророка Мухаммада. Однако сами ваххабиты заявляют о неверном толковании своего учения и оспаривают заявления о своей нетерпимости и призывах к убийству любого «неверного и лицемера», приводя в качестве оправдания слова Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаба из послания к Абд ар-Рахману ас-Сувейди:

любое политическое разделение уммы (исламской нации) или гражданская война рассматриваются ваххабитами как фитна (раскольничество, нарушение исламского единства). По словам Ибн Абд аль-Ваххаба, самая первая фитна произошла во время Халифата Али, когда его покинули хариджиты. Несмотря на это, приверженцы ваххабизма несколько раз в истории участвовали в вооружённых конфликтах и поднимали восстания против других мусульман.

Основные принципы:

  1. Строгое соблюдение принципа таухида;
  2. Отрицание новшеств в религии (бидъа); разделение понятия новшества на языковое и религиозное
  3. Критика всеобщего таклида — слепого следования какому-либо одному мазхабу(школе исламской правовой мысли).
  4. Признание понимания (в представлении последователей ваххабизма) саляфов(«праведных предков») как единственно правильного в толковании атрибутов и имён Аллаха. Например, отрицание иносказания в таких атрибутах как «йад» (рука), что трактуется сторонниками традиционного ислама, как непозволительный антропоморфизм.
  5. Включение куфрав веру, то есть вера в то, что куфр человека способен вывести его из религии. Этот принцип позволяет обвинять мусульман, не разделяющих идеологию ваххабитов, в отступничестве, что лишает защиты их имущество и жизнь.

Главный догмат ваххабизма — вера в безусловно единого Бога (таухид). Своей основной задачей ваххабиты считают борьбу за очищение ислама от различных чуждых, с их точки зрения, ему примесей, основанных на культурных, этнических или каких-то других особенностях тех или иных мусульманских народов.

Ваххабиты отвергают различные, с их точки зрения, нововведения (бид’а), не дозволенные исламом. Салафиты отрицают возможность «посредничества» между Аллахом и человеком. Отрицают суфизм, который в Российской Федерации получил распространение на Северном Кавказе, где закрепились несколько суфийских тарикатов.

  1. 7. Движение Ахмадия[10] — официальное название общины, Ахмадийская мусульманская община или Ахмадийский мусульманский джамаат, арабское название: аль-Джамаа аль-Исламия аль-Ахмадийя является религиозным движением в исламе, основанным в Британской Индии в конце XIX века. Ахмадийская мусульманская община возникла на основе исламского вероучения Мирзы Гулама Ахмада (1835—1908), который выдвинул притязание на божественное реформирование последней эпохи, которое согласно исламской эсхатологии и традиционным верованиям различных мировых религий, в конечном итоге приведёт ислам к окончательной победе. Он утверждал, что является «Муджаддидом» (божественным реформатором) XIV века ислама, Обетованным Мессией и Махди, которого ждали мусульмане всего мира. Сторонники движения Ахмадийя называют себя мусульманами или мусульманами-ахмади.

Мусульмане-ахмади веруют в то, что ислам является окончательной религией для человечества. Ислам был ниспослан пророку Мухаммаду и с течением времени утратил свою первоначальную форму. Согласно верованиям Ахмадийское вероучение было ниспослано Мирзе Гуламу Ахмаду с тем, чтобы восстановить истинную сущность ислама. Приверженцы Ахмадийской мусульманской общины считают, что Мирза Гулам Ахмад был ниспослан подобием Иисуса, с тем чтобы прекратить религиозные войны, осудить кровопролитие, возродить нравственность, справедливость и мир. Они также считают, что Мирза Гулам Ахмад, опираясь на божественное руководство, воссоздал истинное учение, которое сведёт на нет религиозный фанатизм, освободит ислам от нововведений, искажённых мусульманских верований и практик. Ахмадият отстаивает ислам практикующийся, исключительно, на основе истинного учения Мухаммада и ранних исламских общин. Таким образом, мусульмане-ахмади считают себя лидерами возрождения и мирного распространения ислама.

Мирза Гулам Ахмад основал движение 23 марта 1889 года и назвал его Ахмадийским движением в исламе. После его смерти это сообщество последовательно возглавлялось халифами и распространилось в более чем 200 странах мира. Мусульмане-ахмади были одними из первых, кто основали свои религиозные общины в Великобритании и других западных странах. В настоящее время (с 2003 года) Ахмадийскую мусульманскую общину возглавляет пятый халиф Мирза Масрур Ахмад. Оценочное число мусульман-ахмади по всему миру достигает 10-20 миллионов человек.

Члены Ахмадийской мусульманской общины подчинены единому центру во главе с халифом времени и являются организованным и сплочённым движением. Община в целом имеет одно направление. Тем не менее, в начале зарождения этого движения, некоторые её члены отвергли сущность пророчества и преемственности Мирзы Гулама Ахмада и сформировали в Лахоре Ахмадийское движение в своём собственном понимании. Сегодня оно представляет собой небольшую группу людей.

С начала зарождения Ахмадийского движения в исламе, многие мусульмане считали и считают, что верования мусульман-ахмади противоречат современным исламским верованиям. По этой причине мусульмане-ахмади стали преследоваться и подвергаться насилию.

  1. 8. Салафизм[11] (араб.سلفية‎ от араб.سلف‎ — «предки, предшественники») —движение в суннитском исламе, объединяющее мусульманских религиозных деятелей, которые в разные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на праведных предков. Слово салаф («предшествие») в его обычном значении применимо к любому времени, на смену которому приходит другое, и идентично слову «прежде», потому что любой промежуток времени «предшествует» (салиф) времени, наступающему после (халяф — «последующее»). Помимо саляфов, живших в первые века ислама (например, Абу ХанифаМаликаш-ШафииИбн Ханбаль и др.), к салафитам причисляются, в частности, Ибн ТаймияМухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, идеологи ассоциации «Братья-мусульмане» и др. В западной литературе для характеристики идеологии салафитов используются термины «традиционализм», «фундаментализм», «возрожденчество». Их также называют «мусульманскими пуританами». Салафиты часто квалифицируют как бида все позднейшие нововведения в указанных сферах, начиная с методов символико-аллегорической трактовки Корана и заканчивая всевозможными новшествами, привнесёнными в мусульманский мир его контактами с Западом.

Салафия означает «понимание религии в том виде, в котором её понимал Пророк и его сподвижники», «возвращение к Корану и сунне» в интерпретации шариатских положений.

Большинство членов Талибана и Аль-Каиды придерживаются ханафитского мазхаба и не являются ваххабитами или ханбалитами ни в каком смысле. Первые представители либерального ислама и исламского модернизма (такие, как аль-АфганиМухаммед АбдоРида, Мухаммад Рашид) тоже причисляли себя к движению Салафия. Является ошибкой мнение, что современные правые и консервативные представители движения Салафия повлияли на либеральный ислам и либеральный исламский модернизм, а не наоборот. Так, в семье основателя движения “Братья-мусульмане” Хасана аль-Банны все члены семьи были и остаются сторонниками либерального ислама. Под влиянием предшествующего им либерального ислама братья-мусульмане Египта — представители движения Салафия — выступали за социальную справедливость и равноправие христиан и женщин, в то время как вдохновляющиеся идеями ибн-Ваххаба многочисленные организации Египта, называющие себя салафитами, были против равноправия христиан и женщин категорически. Но после свержения президента и режима братьев-мусульман, запрета этой организации и её партии, салафиты Египта перехватили часть идей и электората братьев-мусульман и поддерживают светский режим ас-Сиси, выступающий за равноправие христиан и женщин. Главная цель сторонников салафизма –создание широкой группы единоверцев с последующим построением идеального мусульманского общества и государства. Исламизм же пытается создать исламское государство, и лишь потом –преобразовать его в общество верующих. Методы политической борьбы исламистов складывались в ходе всего ХХ века и включают в себя как демократические и мирные (участие в выборах, образовательные и благотворительные проекты и т. д.), так и военно-террористические. Хотя салафизм возник на сотни лет раньше исламизма, салафиты гораздо позже начали пользоваться методами политической борьбы и пропаганды. Исламизм и салафизм можно представить как две частично пересекающиеся сферы, где зона их пересечения –это некоторые общие цели и некоторые методы пропаганды, а все остальное –различные трактовки этих целей и прочие методы борьбы. К непересекающимся зонам этих сфер можно отнести избираемые этими двумя группами источники фикха и акиды.  Главный догмат салафитов — вера в безусловно единого Бога (таухид). Своей основной задачей салафиты считают борьбу за очищение ислама от различных чуждых, с их точки зрения, ему примесей, основанных на культурных, этнических или каких-то других особенностях тех или иных мусульманских народов. Они отвергают различные, с их точки зрения, нововведения (бида). Салафиты отрицают возможность «посредничества» между Аллахом и человеком. Критикуют суфизм, который в Российской Федерации получил распространение на Северном Кавказе, где закрепились несколько суфийских тарикатов. Также салафитскому течению свойственна критика таклида — как отрицание необходимости следовать какой-либо определённой исламской школе или ученому. Считается, что мусульманин не должен ограничиваться одной правовой школой, а должен стараться выбрать то мнение, которое подкреплено наиболее сильным доводом.

Салафиты утверждают запретность паломничества к могилам святых, которое они рассматривали как поклонение мёртвым, считают нежелательным и порицаемым отмечать день рождения пророка Мухаммада. Взывание к пророку Мухаммаду или другим пророкам и праведникам ислама считается одним из проявлений ширка (многобожие). Любое политическое разделение исламской общины или гражданская война рассматриваются как раскольничество, нарушение исламского единства. Разногласия среди мусульман считается порицаемым явлением, исключением являются второстепенные вопросы фикха, в которых могут присутствовать приемлемые разногласия между муджтахидами. Главным и единственным способом разрешения разногласий у салафитов является «возвращение» к Корану и сунне Мухаммада. В отличие от муджассимитов Ибн Таймия никогда не призывал уничтожать могилы и, более того, считал возможным посещение могил любых других людей, не только пророка, членов его семьи и святых дервишей. Но это разрешено только с целью осмысления своего земного существования и предназначения. Поклонение и мольба в адрес усопшего недопустимы ни в каком случае, даже у могилы Пророка. Приводя в пример «праведных предков» Ибн Таймия отмечал, что сподвижники пророка не устраивали обрядов паломничества к могиле Пророка и посещали его могилу только выходя в путешествие и проходя мимо дома Аиши, где он был похоронен. Молились они только Богу. Салафиты были и до ибн Таймии. Критиками салафитов были ханбалитские улемы Абу-ль-Фарадж ибн аль-Джаузи (в сочинении «Даф’у Субхи аль-Ташбих» — русский перевод — «Борьба с сомнительными доводами антропоморфистов») и Аль-Кади Абу Йала. Они утверждали, что упомянутые в аятах Корана слова «рука» и «лик» Аллаха невозможно принимать в буквальном смысле, так как это — следование салафитами муджассимитам. Поэтому «рука» понималась критиками как «всемогущество», а «лик» — как «личность». Салафиты опровергали доводы критиков тем, что введение аллегорических иносказаний не может быть истиной в последней инстанции, так как аллегории — продукт мышления человека. Они также отрицали свою причастность к муджассимитам тем, что не уподобляли «руки» или «лик» Аллаха аналогичным органам человека или других творений. Ибн Таймия считал человека наделенным Богом свободой воли и ответственным за свои поступки, и в этом он повторял положения мутазилитов. Но, в отличие от мутазилитов, Ибн Теймия полагал, что Бог одобряет совершение человеком разрешенных и добрых поступков и, не одобряя зпретные и злые поступки, не способствует совершению их человеком. Причем, как и мутазилиты, Ибн Таймия считал, что Бог дает человеку силу для совершения тех или иных поступков — и добрых, и злых. В отличие от мутазилитов, Ибн Таймия полагал, что Божья воля может и не совпадать с повелениями, которые вопринимают люди как повеления Аллаха. Но предпочтения и пожелания Аллаха совпадают с Его приказами и запретами. Взгляды Ибн Таймии по проблеме свободы воли и предопределения наиболее близки к матуридитам и находятся между воззрениями мутазилитов и ашаритов[12]

Наиболее громкие преступления террористического характера, совершенные в ЦАР:

1994 год

  • в аэропорту Душанбе убито двое военнослужащих 201 мотострелковой дивизии
  • 22 ноября: террористы в Душанбе обстреляли из гранатомета автобус вооруженных сил России, в результате чего погиб водитель
  • 8 декабря: террористы напали на совместный Таджикско-британский золотой рудник, похитив четырех сотрудников, включая граждан Великобритании и ЮАР. В результате переговоров с представителями ООН, красного Креста, британскими дипломатами, 28 декабря того же года заложники были освобождены.
  • 20 декабря: в Республике Таджикистан террористы остановили автоколонну между Файзабадом и Гармом, захватив 23 заложника, включая семь военных наблюдателей ООН. В качестве условия освобождения заложников было выдвинуто требование освободить из тюрем ряд арестованных боевиков. Заложники впоследствии были освобождены.

1999 год

  • 16 февраля: произошли взрывы пяти автомобильных бомб в центре Ташкента, в результате которых погибли 20 человек и более 120 человек получили ранения. Ответственность вменяется ИДУ.
  • в августе произошло вторжение боевиков ИДУ на территорию Киргизии (Баткенский район) с территории Таджикистана, в северо-восточных тренировочные лагеря, которые использовались для подготовки профессиональных боевиков. Они намеривались через территорию Киргизии проникнуть в Узбекистан. Отряды боевиков численностью до 400 (500) человек захватили несколько высокогорных сел, взяли в заложники командующего внутренними войсками Киргизии генерал — майора Шамкеева, нескольких сотрудников МВД и 4 японских геологов. Боевики потребовали освобождения из тюрем Узбекистана нескольких тыс. своих единомышленников и признания ИДУ официальной оппозицией режиму Каримова. Заложники были освобождены в октябре. Интенсивные бои с правительственными войсками Киргизии продолжались до декабря. К концу месяца все боевики были изгнаны из республики.
  • ноябрь: боевики предприняли несколько нападений на сотрудников МВД города Янгиабада Ташкентской области. Ответственность вменяется ИДУ.

2000 год

  • сентябрь: вторжение отрядов боевиков ИДУ численностью до 700 (800) человек в Киргизию и Узбекистан. 4 американских альпиниста взяты в заложники.

2002 год

  • 27 декабря: на рынке «Дордой» в Бишкеке (Киргизия) произошел взрыв, в результате которого на месте погибли 7 человек, более 20 получили ранения различной степени тяжести. Мощность взрывного устройства с часовым механизмом была эквивалентна 10 кг. тротила, общая площадь поражения — около 6 500 кв. м. Ответственность вменяется ИДУ.

2003 год

  • 5 января: В Бишкеке произошел взрыв в кафе крупного торгового центра «Beta Stores».

2004 год

  • 28 марта — 1 апреля: произошла серия взрывов и бой в Ташкенте и в кишлаке Кахармон в Рамитанском районе Бухарской области Республики Узбекистан, в результате которых погибли 47 человек, из них 10 представителей правоохранительных органов, 4 гражданских лица и 33 боевика, и более 30 человек были ранены.
  • 30 июля: в Ташкенте произошла серия из 3 взрывов, совершенных террористами-смертниками: у посольства США, Израиля и в здании Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан.

2005 год

  • 31 января, 13 июня, 9 декабря  — взрывы в около здания МЧС в Таджикистане. Власти подозревают в причастности к терактам Исламское движение Узбекистана.
  • 24 марта: «Тюльпановая револючия» в Киргизии. Только за первые сутки «революции» в результате происходящих на ее волне беспорядков и актов мародерства в стране, по данным Службы национальной безопасности, погибли 15 человек.
  • 30 июля: в Ташкенте произошла серия из 3 взрывов, совершенных террористами-смертниками: у посольства США, Израиля и в здании Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан.
  • 24 декабря 2005 года в Оше на первом этаже Дома политпросвещения, расположенного возле здания областной администрации, произошел взрыв. Обошлось без жертв.

2006 год

  • С января по начало сентября 2006 года в Киргизии зарегистрировано 130 фактов проявления религиозного экстремизма. Тогда как в 2005 году аналогичных случаев насчитывалось 73
  • В течение 2006 года органами КНБ (Казахстан) была осуществлена операция по пресечению деятельности сети ячеек “Хизб-ут-Тахрир” в различных регионах республики. В ходе обысков, в частности, были изъяты свыше 25000 листовок, около 700 экземпляров религиозно-экстремистской литературы, а также компьютеры и современное типографское оборудование.
  • 12 мая произошел серьезный инцидент на киргизско-таджикской границе. Группа боевиков в количестве 7 в человек напала на таджикскую погранзаставу. застрелив троих и ранив одного пограничника. Нападавшие завладели арсеналом из 19 автоматов, одного пулемета и 4 тыс. единиц патронов. После этого боевики ворвались на территорию Кыргызстана и совершили нападение на погранично-таможенный пост «Ак-Турпак» в селе Пульгон Баткенской области КР, после чего скрылись в горах. В результате спецоперации по задержанию террористов 4 боевика были убиты, 1 ранен, 6 задержаны. Погибли 4 сотрудника правоохранительных органов и еще 8 получили ранения.
  • 16 июня — серия взрывов в Душанбе и на магистральном газопроводе в 20 км от столицы республики. Жертв нет.
  • 14 июля в Джалал — Абаде спецподразделений СНБ и МВД у здания областного УВД была блокирована и уничтожена вооруженная группа боевиков в количестве 5 человек, оказавшая вооруженное сопротивление
  • В декабре 2006 года в городе Степногорске Акмолинской области органами КНБ была ликвидирована группировка «Степногорский джамаат» в количестве 10 человек.

Российский исследователь В. Цыганов выделяет следующие функциональные особенности средств массовой информации при террористических актах:

  • функция антенны — передача данных;
  • Функция усиления — дальнейшее усугубление трагедии террористического акта;
  • Фокусная функция — привлечь внимание аудитории к теракту;
  • Функция фильтрации — вывод на передний план всей информации о террористической акции со всей выбранной информацией;
  • функция эха — сохранение теракта в общественной памяти и его повторное упоминание в подобных событиях.

Благодаря усилиям СМИ террористы-мученики стали своеобразным символом современного терроризма. В большинстве случаев это женщины в черных плащах, половина лица маскируется, а под одеждой скрыты бомбы. Вот почему женщины в хиджабе считаются мучениками и террористами в обществе. Одним из негативных аспектов прямого освещения террористической деятельности через СМИ является информирование террористов о деятельности правоохранительных органов. Это может быть особенно препятствием для проведения антитеррористических операций по освобождению заложников. Например, в московском районе Дубровка («Норд-Ост») журналисты, освещавшие операцию по освобождению заложников террористами, непреднамеренно сообщали террористам о деятельности правоохранительных органов и препятствовали успешному нанесению удара.

В последние годы террористы для пропаганды экстремистской пропаганды начали создавать свои собственные средства массовой информации, в дополнение к существующим. Например, террористическая организация ХАМАС запустила «Радио Алакса Голос» в 2004 году и «Аль Акса ТВ» в 2006 году. “Хизбалла”, телеканал “Аль-Манар”, Ливан, и радиостанция “Аль-Нур” действуют с 1990 года. Развитие интернета и социальных сетей не требовало создания отдельных теле- и радиоканалов. Сегодня террористы осуществляют свою деятельность онлайн[13].

В 2006 году ISID учредил свой Институт медиа-производства в Фуркане, чтобы не только распространять информацию, но и выпускать буклеты, плакаты, и даже фильмы о своей деятельности. Он предназначен для западной аудитории и распространяет информацию на английском, немецком, русском и французском языках. В июне 2014 года ISID начал издавать журнал Dabiq, который доступен на нескольких языках. Одно из самых тревожных видеороликов в СМИ было снято агентством Аль Фуркан, в котором рассказывалось о казни американского журналиста Джеймса Фоули. Клип был размещен в сети 19 августа 2014 года. По словам пресс-секретаря ИГИЛ, казнь журналиста была актом протеста против бомбардировок иракцев, организованных ИГИЛ, под руководством США. Это видео транслировались практически всеми СМИ. Президенты США, Франции, Великобритании, Италии, глава Совета безопасности ООН отреагировали на данный инцидент.

В 2017 году выходцы из Центральной Азии совершили сразу несколько громких террористических актов в разных странах мира. Эти случаи вновь заставили мир говорить о проблеме исламского радикализма в Центральной Азии – присущ ли радикализм гражданам региона или они приобретают его в условиях миграции?

На минувшей неделе Институт Гарримана Колумбийского университета в Нью-Йорке совместно с информационным ресурсом EurasiaNet организовали специальную дискуссию, на которой эксперты обсудили ситуацию в регионе, центральноазиатские диаспоры США, а также мотивы, побуждающие таких людей, как Сайфулло Саипов, совершать теракты. Полное видео доступно здесь.

В дискуссии приняли участие Навбахор Имамова (Узбекская служба «Голоса Америки»), Эдвард Лемон (Институт Гарримана), редактор EurasiaNet Питер Леонард, а также Эрика Марат (профессор Национальный университет обороны).

Открывая встречу, директор Института Гарримана Александр Кули отметил, что обычно, когда речь идет об исследовании Центральной Азии, специалисты, занимающиеся регионом, изучают события и процессы, которые происходят непосредственно в самом регионе. Однако события последних лет показывают, что в нынешнем мире -все взаимосвязано, и происходящее в одной точке мира влияет на ситуацию на другом конце земли. Примером этого стал, в частности, последний теракт в Нью-Йорке. Вот почему важно изучать и центральноазиатские диаспоры Америки, понимать, чем они живут и с какими проблемами сталкиваются.

Комментируя ситуацию с узбекской диаспорой, Навбахор Имамова отмечает ее незрелость в Америке. По ее мнению, она ещё не сформировалась в качестве полноценной диаспоры. «Говорить на одном языке, быть родом из одной страны и вместе отмечать национальные праздники или есть плов недостаточно. В моем понимании, сообщество становится диаспорой только, когда оно организовано, имеет общие цели и предпринимает определённые действия для их достижения», – считает журналист.

Конечно, стать полноценной диаспорой нелегко, а те группы, которые добились этого, долго и трудно шли к такому успеху, да и не все национальные группы в США смогли достичь этой цели. Но, данная цель осуществима. Пример – индийская диаспора. Индусы приехали в США из различных частей Индии, говорят на разных языках, исповедуют разные религии и даже кухня у них различается. Но все эти различия не помешали им стать диаспорой сегодня, так как они смогли найти общую цель, и сейчас активно вовлечены и в политическую, и в экономическую жизнь страны.

Узбеки, хотя живут в Америке с 1950-х годов, до сих пор считаются эмигрантами «новой волны», разобщены и недостаточно организованы. Прекрасной иллюстрацией служит последний теракт в Нью-Йорке: когда он произошёл, СМИ не знали к кому обратиться за информацией и с кем разговаривать – кто может говорить от имени узбекского сообщества? Кто может рассказать, что в нем происходит? Кто может предоставить какие-то достоверные статистические данные об узбеках в Америке?

Арест Сайфулло Саипова, имеющего статус постоянного жителя США, по мнению Навбахор, поставил перед узбекской общиной уже не только культурный, но и политический повод к объединению и формированию общей цели – необходимость воспитать у своих членов чувство причастности к американскому обществу, научить их гражданской активности. Это, по ее мнению, будет трудно сделать. Во-первых, личности и семьи играют гораздо более важную роль в узбекской общине, чем гражданские институты и ассоциации. Во-вторых, существует некое нежелание или неспособность узбекского сообщества в Америке лоббировать политические интересы, даже свои собственные – и это повторяет ситуацию в самом Узбекистане. Так же, как и на своей исторической родине, выходцы из Узбекистана в Америке полны энергии, идей, у них немало проблем, но они не в состоянии собраться и сообща решать их. «У них достаточно денег, чтобы сварить огромный казан плова и накормить им сотни людей, но нет 50 долларов в месяц, чтобы поддержать какую-либо гражданскую инициативу!». Так же как и в своей стране, узбеки ждут, что правительство решит их проблемы. Например, узбеки в Нью-Йорке надеются, что узбекские власти помогут им открыть городской культурный центр или построят мечеть, пришлют имама и будут финансировать их общину.

Навбахор Имамова считает, что невозможно быть диаспорой, когда нет никого, кто может защитить твои гражданские интересы, и ты сам не знаешь, какие у тебя гражданские интересы в этой стране. Узбеки говорят, что не хотят быть вовлечены в политику. Но гражданские интересы это не всегда политика, дискутирует журналист.

Узбекское сообщество упустило много возможностей объединиться в единый голос, и ответ сообщества в связи с недавним терактом звучал в защитном и неорганизованном ключе. Резюмируя, Навбахор говорит, что пора меняться, есть много узбеков, которые понимают это, но одного понимания мало, нужно действовать.

рика Марат в своём выступлении, в частности, подчеркнула недостаточную изученность темы диаспор. Несмотря на то, что сейчас в западных странах проживают десятки и сотни тысяч мигрантов из Центральной Азии, учёным мало что известно об их повседневной жизни, проблемах и перспективах.

Мигранты представляют в основном две (часто взаимосвязанные) группы: те, кто выехал за экономическими возможностями, и те, кто был вынужден иммигрировать из-за политических или социальных гонений. В этих группах есть самый разный опыт адаптации и трансформации идентичности. Кто именно из мигрантов, и по каким причинам склонен к радикализации, сложно понять. Поэтому экспертам по Центральной Азии необходимо уделять больше внимания изучению этой части населения, как это делается сейчас на примере России и Казахстана.

Более глубокое изучение мигрантов из Центральной Азии, по мнению Эрики Марат, поможет лучше понять и то, что происходит в самом регионе (факторы, толкающие людей к миграции), и пути, ведущие к их радикализации в США и Западной Европе.

Нужно изучить, какие существуют организации/механизмы, помогающие адаптации мигрантам из Центральной Азии и какие ещё необходимы. С какими надеждами и ожиданиями едут мигранты в США, насколько они осведомлены с реалиями этой страны? «Примеры Саипова и Тамерлана Царнаева показывают, что погоня за «американской мечтой» может привести к глубоким разочарованиям и тем самым, подвигать людей к радикализации», – резюмирует эксперт.

Научный сотрудник Института Гарримана Эд Лемон в своём выступлении говорил об искажённом образе Центральной Азии в глазах мирового сообщества.

После теракта в Нью-Йорке многие СМИ вновь обвинили Центральную Азию и, в частности, Узбекистан, что они стали «рассадником экстремизма» и «экспортёром терроризма». Но так ли это на самом деле? Действительно ли Центральная Азия становится центром терроризма?

По словам исследователя, при более близком рассмотрении выясняется, что этот регион, напротив, невосприимчив к насилию, которое можно наблюдать в других частях исламского мира. И статистика подтверждает этот вывод. Согласно Глобальной базе данных терроризма (Global Terrorizm Database), с 1976 по 2016 год в мире было зафиксировано 170 тысяч террористических атак. На Центральную Азию (не считая Афганистан) за этот период пришлось 269 терактов, причем половина из них была совершена в период гражданской войны в Таджикистане. То есть, при населении в 1 процент от населения земного шара, в Центральной Азии произошло всего 0,001% всех терактов мира. С 2011 года по обвинению в «экстремизме» в США было арестовано 7 этнических узбеков, что составляет всего 0,0001% от всех узбеков, проживающих в США. Наконец, предположительно от 3 тысяч до 5 тысяч выходцев из Центральной Азии отправились воевать в Сирию и Ирак – это только один из 12 тысяч или 0,0001% населения региона. Таким образом, Центральную Азию трудно назвать «прибежищем террористов», как некоторые ее изображают.

Что мы видели на самом деле, так это только несколько тысяч молодых людей из региона, которых заманили на Ближний Восток воевать. Будучи далеко не из религиозных семей, большинство этих людей, таких как Саипов, заново открыли для себя ислам, попав под влияние популистских идей Исламского государства о борьбе добра против зла. «Как заметил известный французский исследователь Оливер Руа, описывая вербовку боевиков из Европы, многие представители Центральной Азии, примыкающие к Исламскому государству – это яростные нигилисты, стремящиеся выразить своей гнев и чувство разочарования жизнью через джихад, – говорит Лемон. – То, что происходит, следует рассматривать не как «радикализацию ислама», а скорее как «исламизацию радикализма».

Если власти страны заинтересованы в поднятии своей репутации, то должны позволить журналистам вернуться. Молодёжь Центральной Азии нашла в радикальном исламе способ выражения своего отрицания общества и протеста против поколения своих родителей.

Журналист Питер Леонард начал свое выступление с упоминанием того, как в поисковике Гугла набрал словосочетания «Узбекистан» и «рассадник», и найденные результаты в первой странице поиска были связаны только с одним событием – теракте в Нью-Йорке. При этом даже когда убираешь функцию временного отрезка, то все равно выдается тот же самый результат. Редактор EurasiaNet поднял смех в зале, когда добавил, что на первом месте в данном поиске как раз стоит материал его издания, озаглавленный «Узбекистан – рассадник терроризма?». Отрицательный ответ приходит после прочтения данного материала. Леонард, вопреки многим экспертам, думает, что освещение последнего инцидента, связанного с узбекским террористом, со стороны СМИ в целом не было плохим. Новостная журналистика, он утверждает, особенно, журналистика срочных новостей, по сущности своей поверхностна. Но именно на эту тему было опубликовано немалое количество вдумчивых материалов. Конечно, даже в самых хороших материалах журналист может недоработать или делать обобщения. Когда такие события происходят, первой реакцией обычно следует поиск ответов на вопросы о том, почему люди делают это, и инцидент в американском мегаполисе не стал исключением.

В то же время, по его мнению, в освещении данного инцидента имел место и эффект Трампа, а хорошая журналистика не должна повторять риторику о «плохих мигрантах и их преступлениях».

У специализированных СМИ есть роль, которую они исполняют и должны исполнять вне зависимости от того, происходит ли какое-то неординарное событие или нет. Такая же роль есть у экспертов и ученых – быть активными и вносить коррективы, а не критиковать журналистов, сидя на месте и ничего не делая.

Питер Леонард согласен с тем, что регион пострадал от поверхностного освещения,  в том числе, по причине своей неизвестности и по той причине, что его рассматривали через призму тем безопасности и Афганистана. Менять такой подход займет время, уверен он. Но тут и правительства региона также виноваты, в частности и Узбекистан, поскольку они остаются недружелюбными к независимым журналистам. После андижанских событий многие иностранные СМИ, заслуживающие доверия, потеряли доступ к стране, а у тех, кто смог выстоять и остаться, появились проблемы с аккредитацией и журналисты подверглись прессингу. Если власти страны заинтересованы в поднятии своей репутации, говорит Леонард, то должны позволить журналистам вернуться.

В чем еще СМИ можно упрекать, так это в упущении человеческой стороны историй. Люды приходят к радикализации во многом из-за политики правительств, и иногда эти страдания требуют внимания, и вот тут журналисты несут моральную ответственность за то, чтобы освещать эту тему глубоко, детально, всесторонне и активно[14].

Контрольные вопросы:

  1. Опишите понятие терроризма.
  2. Опишите происхождение терроризма и этапы его развития.
  3. В чем суть радикализма?
  4. Каковы причины насильственного экстремизма?
  5. Какова роль СМИ в освещении религиозных и экстремистских движений и террористических организаций, угрожающих развитию Республики Узбекистан?
  6. В чем заключается работа журналиста по формированию международного терроризма и религиозного экстремизма?

[1]  «Народная воля»: конфликт между целью и средствами. История выборов. http://rapsinews.ru/legislation_publication/20180504/282632277.html

[2] Жўраев Н. Терроризм-инсоният тамаддунига таҳдид. http://mv-vatanparvar.uz/uz/news?id=5917

[3]Жўраев Н. Терроризм-инсоният тамаддунига таҳдид. http://mv-vatanparvar.uz/uz/news?id=5917

[4] http://akadmvd.uz/wp-content/uploads/2016-saidov-jinoyat-qq-xh-uzb.pdf

[5] Муҳаммад Содиқ Муҳаммад Юсуф. Дин насиҳатдир. -Тошкент, «Мовуроннахр». 2000 й. Б.90

[6] Закурлаев А. Ўзбекистон ривожига таҳдид солаётган ғайриқонуний диний оқим ва террорчилик ташкилотлари. Тариқатчилик, аслият ва моҳият. –Тошкент. 2010 йил. file:///D:/ozbekiston_rivozhiga_tahdid_solayotgan_gajriqonunij_dinij_oqim_va_terrorchilik_tashkilotlari._tariqatchilik__asliyat_va_mohiyat.pdf

[7] https://islam-today.ru/obsestvo/raznoe/istoria-vozniknovenia-dvizenia-tabligi-dzamaat

[8] Закурлаев А. Ўзбекистон ривожига таҳдид солаётган ғайриқонуний диний оқим ва террорчилик ташкилотлари. Тариқатчилик, аслият ва моҳият. –Тошкент. 2010 йил. file:///D:/ozbekiston_rivozhiga_tahdid_solayotgan_gajriqonunij_dinij_oqim_va_terrorchilik_tashkilotlari._tariqatchilik__asliyat_va_mohiyat.pdf

[9] http://www.ekstremizm.ru/baza-znaniy/item/53-terrorizm-v-centralnoy-azii

[10] Закурлаев А. Ўзбекистон ривожига таҳдид солаётган ғайриқонуний диний оқим ва террорчилик ташкилотлари. Тариқатчилик, аслият ва моҳият. –Тошкент. 2010 йил. file:///D:/ozbekiston_rivozhiga_tahdid_solayotgan_gajriqonunij_dinij_oqim_va_terrorchilik_tashkilotlari._tariqatchilik__asliyat_va_mohiyat.pdf

[11] Закурлаев А. Ўзбекистон ривожига таҳдид солаётган ғайриқонуний диний оқим ва террорчилик ташкилотлари. Тариқатчилик, аслият ва моҳият. –Тошкент. 2010 йил. file:///D:/ozbekiston_rivozhiga_tahdid_solayotgan_gajriqonunij_dinij_oqim_va_terrorchilik_tashkilotlari._tariqatchilik__asliyat_va_mohiyat.pdf

[12] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%84%D0%B8%D1%8F

[13] Закурлаев А. Ўзбекистон ривожига таҳдид солаётган ғайриқонуний диний оқим ва террорчилик ташкилотлари. Тариқатчилик, аслият ва моҳият. –Тошкент. 2010 йил. file:///D:/ozbekiston_rivozhiga_tahdid_solayotgan_gajriqonunij_dinij_oqim_va_terrorchilik_tashkilotlari._tariqatchilik__asliyat_va_mohiyat.pdf

[14] Малышев В. Использование возможностей средств массовой информации в локальных вооруженных конфликтах http://www.narod.ru/warfare/page0006.htm

Улашинг: