87

Бибисора Арипова: “Наше население привыкло жить согласно стереотипам и традициям”

Сегодня не только в Самарканде, но и во всем Узбекистане редко можно встретить человека, не знающего Бибисору Арипову. Многие знают ее не только как сестру любимого нашим народом поэта Абдуллы Арипова, но и, в первую очередь, как труженицу и  человека с большой душой и добрым сердцем, который большую часть своей  жизни посвятила защите прав женщин от различных форм притеснения и насилия. Для многих этих женщин она стала родным человеком, мамой, наставником.

Бибисора Арипова начала свою деятельность 20 лет назад, когда в нашей стране даже  не говорили на тему гендерного равенства, эта тема была табу, а домашнее насилие тщательно скрывалось, по принципу: “қўл синса, енг ичида кўрсатмаслик керак” – т.е. «если сломалась рука, надо скрывать ее в рукаве».

Сегодня правительство Узбекистана привержено решению многих социальных проблем и демонстрирует сильную политическую волю в этом отношении, однако, давайте признаем, проблемы гендерного неравенства еще в самом начале их решения. В наших регионах часто встречаются факты психологического и физического насилия в отношении женщин.

В Самарканде, пострадавшие от гендерного насилия или находящиеся в тяжёлой жизненной ситуации женщинымогут обратиться в неправительственную некоммерческую организацию «Рахмдиллик», действующую с 1999 года.

И сегодня у нас в гостях основательница этого центра Бибисора Ариповна Арипова.

— Бибисора Ариповна, Ваш центр уже много лет помогает женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Не могли бы вы рассказать о том, что послужило причиной создания Центра и, каковы Ваши приоритетные направления?

— После провозглашения независимости Республики Узбекистан в нашей стране произошло много изменений. Одним из них, в частности, явилось появление ННО. В большинстве случаев  их цель — решение многих социально-экономических проблем. Одной из первых таких организаций, открывшихся в Самарканде, был  центр доверия «Сабр», который как раз начал привлекать специалистов. Я была одним из таких специалистов. В то время, начиная с 1971 года, я работала врачом в Самаркандском ожоговом центре, параллельно с этим я работала также и в организации под названием «Общество знаний».

Работая в «Сабр», я общалась с сотрудниками и представителями многих зарубежных «кризисных центров», участвовала в организованных ими семинарах и тренингах. Одним из наиболее часто задаваемых мне вопросов был: «Что бы вы сделали на этом пути, если бы у вас была такая возможность?». На этот вопрос я всем и всегда отвечала одинаково: «Если бы у меня была возможность, я бы создала приют/шелтер для женщин, которые стали жертвами насилия и не могут вернуться в свои дома». Я носила эту идею в себе долгое время, и вот наступил момент, когда я смогла наконец-то осуществить то, о чем так долго мечтала.

Вооружившись своим энтузиазмом, стремлениями и помощью коллектива «Сабр», мы организовали четыре койко-мест в приюте. На тот момент первичную финансовую помощь нам оказало Общество Красного Полумесяца. В 1998 году нам удалось открыть отдельный Межрегиональный реабилитационный центр «Умид» и зарегистрировать его в Минюсте.

С помощью наших спонсоров и инициаторов, нам удалось увеличить количество мест до 50. Также мы открыли и зарегистрировали филиалы в Кашкадарьинской, Сурхандарьинской и Самаркандской областях. Постепенно к нам стали поступать обращения не только из соседних областей, но и из самых разных уголков нашей большой страны.

Было немало препятствий на нашем пути. Так, в связи с Андижанскими событиями 2005 года, все ННО были заново перерегистрированы. К сожалению, наша организация не прошла аттестацию в Минюсте. Но куда было деваться бедным жертвам насилия, среди которых были и женщины, и дети??? Этот вопрос очень волновал меня, я неоднократно поднимала его на собраниях. Никакой положительной реакции со стороны правительства не поступило, пока после очередного мероприятия в Минюсте ко мне не подошла одна из сотрудниц министерства и не сказала: «Я вас очень хорошо понимаю. Если Вы согласны, пришлю к Вам на помощь группу сотрудников ННО. Их работа близка к Вашей, будете работать вместе с ними». Потом, несколько женщин прибыли в нашу организацию и высказали нам свои предложения. Их организация называлась «Раҳмдиллик жамияти», и как оказалось, они помогали женщинам и детям с ограниченными возможностями. Мы вступили в членство данной организации вместе со всем имуществом, которое было на тот период на балансе нашего Центра. С этих пор наша организация стала называться обществом милосердия  — «Рахмдиллик».

В 2007 и 2014 годах мы с новым нашим Уставом заново прошли регистрацию, на этот раз все сложилось удачно. Мы никогда не сдавались! Мы снова встали на ноги благодаря финансовой поддержке небезразличных людей (в основном это были медики), а также в партнерстве с Комитетом женщин, а сейчас мы активно работаем с Министерством по поддержке махалли и семьи и международными организациями. Самое главное, что здание Центра наше, а не арендованное. И сейчас в это непростое время мы активно работаем над обеспечением выполнения законов о защите женщин в стране.

— Бибисора Ариповна, в нашей стране многое делается для обеспечения гендерного равенства. Тем не менее, в этом плане имеются весомые проблемы, как Вы думаете, с чем они связаны, и как их преодолеть?

— К сожалению, того, что делается на этом пути еще недостаточно, потому что наше население, особенно большинство наших женщин, не знает своих прав — отсутствует юридическая грамотность. Это грустно, но наше население привыкло жить по стереотипам и традициям. Чтобы изменить эти взгляды и мнения, необходимо широко продвигать законы и углубленно обучать им девочек и мальчиков еще со школы.

— Мы знаем, что «Рахмдиллик» активно помогал женщинам во время пандемии. Было ли что то, что особенно запомнилось в период карантина?

— Мы ожидали, что объявленный период пандемии в связи с COVID-19 принесет нам много трудностей. С 19 марта мы объявили карантин для женщин, проживающих в шелтере нашей организации. Также, мы организовали второе здание для шелтера, а женщин и детей прикрепили ко 2-й семейной поликлиники нашего района. Но вот вопрос с обеспечением едой доставил много сложностей. Потому что наши доноры тоже временно не работали.

В этих сложных условиях нам на помощь пришел Фонд ООН в области народонаселения. Фонд регулярно предоставлял продукты питания и средства гигиены женщинам и их детям, проживающим у нас в шелтере. Помимо этого, мы посещали также дома малообеспеченных женщин и помогали им. Старались, чтобы никто не остался один на один со своей бедой. Безработица в период карантина, безусловно, привела к увеличению количества случаев домашнего насилия, это показали и результаты опросов, проведенных нами. Именно в этот период и хокимият Самаркандской области также начал направлять к нам женщин. Обращений стало в разы больше…

— Как мы знаем, для защиты прав женщин, пострадавших от домашнего насилия, в настоящее время выдается Охранный ордер. Как Вы думаете, насколько он может защитить жертву от нападок членов семьи?

-Возникает много вопросов касательно Охранного ордера…. Что есть Охранный ордер и для чего он выдается? В какой мере он способен защитить женщин-жертв насилия? К сожалению, большинство наших женщин не знают ответов на эти вопросы… К примеру, недавно  к нам в Центр привезли женщину, ее жестоко избил муж. Она вся была в синяках. Ребенка у нее отобрали. Самое интересное, и вместе с тем, печальное в том, что женщина готова была всё простить мужу ради будущего своего ребенка. Мы позвонили ее семье. Но они были настроены враждебно, не собирались пускать невестку домой, и даже мне пригрозили, чтобы не лезла, иначе «И на Вас управу найдем!». Мы направили женщину на медицинскую экспертизу. И вот, когда мы уже занимались сбором документов в суд для того, чтобы отсудить ребенка, объявился ее муж, и заявил о своем желании мириться. Не знаю, что именно повлияло на него, возможно заявление, поданное в суд…. Но, факт в том, что муж пришел к нам в Центр и после совместной работы, проведенной нами и нашими махаллинскими партнерами, семья помирилась и женщина вернулась в дом к мужу. Это вот всего лишь один пример об Охранном ордере и силе правоохранительных органов. Поэтому, думаю, что очень важно и нужно проводить обширную разъяснительную работу, проводить тренинги и доводить до сведения женщин следующее: что такое охранный ордер, для чего он предназначен, как работает и, главное, какие дает преимущества для жертвы насилия. Вот тогда и можно будет говорить о действенной силе ордера.

— Как Вы оцениваете работу телеграм канала «Нет насилию!»? Чего, по Вашему мнению не хватает в деятельности канала? Что бы Вы предложили, чтобы улучшить деятельность нашего канала?

Считаю, что Телеграм-канал «Нет насилию!» очень важный и нужный проект, в первую очередь, тем, что истории о жизни женщин, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях, жертвах насилия, которые публикуются на канале, являются примером для других, помогают сделать правильные выводы. Кроме того, канал способствует активному продвижению законодательства в сфере гендерного равенства.

Хотелось бы, чтобы канал стал близким партнером для нас – специалистов этой сферы, а также для специалистов/экспертов, ответственных за обеспечение гендерного равенства.

Ваши материалы несут большую информационную ценность, но от себя отмечу, что для читателей очень важен позитивный исход и осознание того, что справедливость, так или иначе, восторжествует. Думаю, этому нужно уделять особое внимание, необходимо убедить подписчиков в том, что справедливость восторжествует в любой ситуации, больше показывать, как положительно решаются публикуемые кейсы. Также, хочу отметить, что с началом освещения деятельности Центра «Рахмдиллик» на Телеграмм-канале, количество звонков на нашу горячую линию увеличилось. Что интересно, увеличилось даже количество обращений, поступающих от мужчин. И мы стараемся помочь каждому, оказываем им посильную юридическую, и психологическую помощь.

Желаю Вам больших успехов в Ваших начинаниях, в таком важном и нужном деле!

-Благодарю вас за столь душевную беседу!

Беседу вела Наргис Касимова.

Улашинг: