577

ЕЛЕНА БЫКОВА: «САЙГАКИ ПРАКТИЧЕСКИ ИСЧЕЗЛИ В УЗБЕКИСТАНЕ, НО ИХ ПОПУЛЯЦИЮ МОЖНО ВОССТАНОВИТЬ»

Сайгаки с древних времен обитают на территории Центральной Азии. Наши предки всегда оберегали сайгаков, считая, что эти животные оберегают от всякого зла их дом, их земли, Родину.

Но конец ХХ века и начало ХХI века ознаменовался массовом истреблением этих мирных животных, которые являются  важным звеном экосистемы Центральной Азии, в том числе и Узбекистана. Сегодня их почти нет на территории республики, а заказник «Сайгачий» практически пуст. Можно ли восстановить популяцию сайгака? На этот и другие вопросы ответила  исполнительный секретарь Международного альянса по сохранению сайгаков Елена Александровна Быкова.

-Елена Александровна, в настоящее время ходят слухи о массовом падеже сайгаков в Узбекистане. Такой случай был зарегистрирован в Казахстане 2015 году, а также об их  расстреле браконьерами для мяса. Насколько эти слухи обоснованы?

— Массовой падеж сайгаков стал большой трагедией для животных,  которая была вызвана  бактерией пастереллой в конце мая — начале июня 2015 года на территории Центрального Казахстана. Массовая гибель произошла очень неожиданно и за короткий срок. Эта бактерия постоянно живет в организме жвачных животных. Но до сих пор нет единого мнения ученых, почему она  начала массово размножаться в организме сайгака в тот период. Это должен был способствовать какой-то толчок, стесс-фактор, давший сигнал к началу размножения патогена. Из-за болезни погибло 60 процентов популяции  сайгаков. И произошла это сразу после окота. Самки  в это время  были очень ослаблены. Также, вероятно повлияли и погодные факторы, в частности дожди, что тоже могло способствовать  развитию бактерии. К счастью, в Узбекистане пастереллез не был зарегистрирован.

Существует  также трансграничная Уральская популяция сайгаков, которая в 2010 -2011 годах также пострадала от вспышки пастуреллиёза.  Есть еще другой подвид сайгаков, обитает на территории Монголии. В конце 2016 года и на протяжении 2017 года на территории Монголии гибнут сайгаки. Причиной является чума мелких жвачных животных. Сначала там  чумой заболел мелкий рогатый скот. Монгольские пастухи не изолировали домашний скот от диких животных, и  болезнь перекинулась на сайгаков, горных козлов и других животных. Буквально недавно Альянс по сохранению сайгака получил статистику, что было потеряно 54 процента популяции монгольского сайгаков. В настоящее время и правительство Монголии, и правительство Казахстана ведут  борьбу с болезнью сайгаков. Правительства обоих стран экстренно собрали команду экспертов. Надо было захоронить павших животных, купировать очаг болезни, провести профилактическую работу с людьми на предмет как себя вести в тех местах, где отмечались случаи гибели животных. Были мобилизованы сотрудники МЧС, эпидемиологи,  ветеринары, зоологи и другие силы. В настоящее время идет работа с пастухами. Хотя пастухи сами виноваты, так как вовремя не провели вакцинацию домашнего скота, но винят не себя, а сайгаков, считая их конкурентами домашнего скота по пастбищам и источником заболевания (хотя все наоборот).

-В 2002 году Международным союзом охраны природы (МСОП) этот вид был отнесён к категории «CR». Что это за категория? И какую роль играют сайгаки в биоразнообразии Узбекистана?

Международный союз по охране природе разработала систему классификации, где определяется, на сколько виды близки к вымиранию. Есть виды, которые уже стоят на краю пропасти, еще шаг и они исчезнут, есть виды, близкие к исчезновению, есть виды уязвимые и виды с низкой угрозой вымирания. Сайгак является видом с высоким риском вымирания.

Если взглянуть на историю, еще в  конце 19 века  ареал сайгаков не делился как сегодня на несколько изолированных популяций. Их было очень много. Сохранились исторические  свидетельства, согласно которым  в период миграции сайгаки доходили даже до Ташкента. Но в начале 20 -х годов ХХ века пошло массовое истребление животных ради рогов. Позже вышел специальный декрет Владимира Ленина, где запрещался отстрел животных, и сайгаки были взяты под строгую охрану.  К началу 1950-х годов их поголовье восстановилось. Но, к сожалению, к началу ХХI века опять пошло резкое уменьшение численности сайгаков. Но почему все таки сайгаки гибнут? В основном от рук браконьеров. Потому что рога сайгаков на  международном черным рынке стоят очень дорого.

— С распадом СССР началась неконтролируемая добыча сайгаков с целью вывоза рогов в Китай. Согласно данным журнала Geo, в период с 1990 по 2003—2006 годы численность сайгаков в мире сократилась на 94—97 % . Насколько мрачен прогноз будущего сайгаков?

— В середине ХХ века в Узбекистане было еще очень много сайгаков. Это древнее, реликтовое животное. Оно очень хорошо адаптируется к условиям нашей полупустыни. Плато Устюрт — это естественный ареал сайгаков, где отмечалась миграция и массовое размножение этих животных.  Есть работы ученых, посвященные именно изучению массового окота сайгаков в Узбекистане. Узбекская часть Устюрта является самым лучшим местом зимовки этих животных. Стотысячные стада животных приходили с северных территорий Казахстана и зимовали у нас. В начале 1990- х годов, когда был хаос, развал, начался массовой  расстрел сайгаков из-за их рогов. Рога продавали в Китай, где они  используются в традиционной китайской медицине. Кстати, до 1950-х годов сайгак обитал и на территории Китая, но был там полностью истреблен. Потом сайгака почти истребили в Центральном Казахстане, чуть позже дошла очередь и до устюртских сайгаков. Традиционно рога у нас никогда не использовались, люди охотились исключительно ради мяса. Раньше череп сайгака вешали на стену в качестве амулета, веря, что он будет охранять дом от зла. Сейчас таких оберегов уже не увидишь в местных домах, все продали. Да и сайгаков сейчас нельзя встретит как раньше. Их число сократилось с сотен тысяч до нескольких тысяч. Сайгак был внесен в Красную книгу республики в 2008 году. Тогда статус животного был оценен как «уязвимый». В настоящее время готовится новая редакция Красной книги, и статус сайгака в нем будет повышен, так как численность  продолжает сокращаться,  и статус оценен как «критически угрожаемый».

В Казахстане  в настоящее время имеется самое больше поголовье сайгаков, и там он  до сих пор не занесен в Красную книгу, потому что люди верят, что смогут его быстро восстановить. И действительно благодаря эффективной природоохранной политике сайгак там начал восстанавливаться.

Сайгак очень умное животное, хорошо адаптированное к местным условиям.  Издревле пастухи  использовали те же тропы что и сайгаки, потому что они выбирали лучшие места для кочевок, знали, где расположены водопои и  хорошие пастбища. Сайгак очень важен для экосистемы, т.к. способствует ее поддержанию и восстановлению. В отличие от домашнего скота сайгак поедает только верхушки растений,  а домашний скот зачастую полностью выедает и вытаптывает растительность, что приводит к деградации пастбищ. В средние века на территории Устюрта обитали куланы,  джейраны, сайгаки, которые были наиболее массовыми. Во времена правления Хорезмшаха люди отлавливали и заготавливали мясо этих диких животных, чтобы прокормит армию. По всей вероятности, это  была устойчивая охота, но начиная с ХХ века, когда изобрели огнестрельное оружие, охота стала неустойчивой, то есть превратилась в убийство животных в массовом количестве, что подорвало способность к восстановлению популяций.

— Сайгаки мигрирующие животные. Насколько оправдано создание заповедника «Сайгачье»? Вдруг они не вернуться?

— В Узбекистане  заказник «Сайгачий» был открыт в 1991 году на территории Каракалпакстана. Заказник на тот момент не имел статуса юридического лица, то есть там не предполагалось нанимать штат для охраны территории и животных, которые там обитают. С 2008 года была предпринята попытка по реорганизации заказника. Было предпринято много усилий разных организаций, был осуществлен проект ПРООН и Государственного комитета по экологии и охраны природы Республики Узбекистан по сохранению биоразнообразия на данной территории. Ситуация оставалась критическим до августа 2016 года. В августе наконец-то было подписано постановление  об изменении статуса. В настоящее время построены две полевые базы, закуплены, машины, полевое оборудование. Все готово для работы, но все это пылилось до мая 2017 года, когда наконец-то был набран штат инспекторов в составе 11 человек. Территория огромная, а штат очень маленький. Пока шла работа по реорганизации, естественно браконьеры не спали и продолжали охотиться на сайгака и других животных — волков, лисиц, джейранов. За  последние пять лет сайгак почти исчез. В мае 2017 года мы смогли обнаружить лишь единичные следы сайгаков на Устюрте, осушенном дне Арала  и бывшем острове Возрождения, который превратился в полуостров из-за высыхания Аральского моря. Но сайгаки могут восстановиться при условии хорошей охраны, как это случилось в соседних странах. Все что нужно – это организовать действительно эффективную работу по выявлению и пресечению случаев незаконной охоты и торговли рогами и мясом животных.

-Елена Александровна, можно ли восстановить прежнюю популяцию сайгака?

-Мой прогноз оптимистический. Все это случилось по вине человека и человек может все исправить. Просто следует усилить охрану животных. Применять жесткие меры в данном направлении. Увеличить штатные единицы госинспекции и инспекции охраняемой территории.  Чтобы помочь животным адаптироваться к климатическим изменениям, а именно к повышению температуры воздуха надо создать искусственные охраняемые от браконьеров водоемы для сайгаков и других видов.

Сейчас ведется огромная профилактическая работа с населением. Сегодня многие знают, что сайгак внесен в Красную книгу Узбекистана. В настоящее время запрещен вывоз даже старых рогов умерших сайгаков. Установлены очень высокие штрафы и граждане несут ответственность за контрабанду как свежих, так и старых рогов.

Следует охранять все компоненты экосистемы  плато Устюрта. Уничтожая сайгаков, человек разрушает хрупкую цепь уникальной экосистемы. И это очень плохо. От сайгаков зависит состояние растительности и других видов животных, например хищников – волков, хищных птиц.

Существует еще одна проблема в восстановлении популяции сайгаков. Как говорилось выше сайгаки мигрирующие животные. И для их восстановления нужны те территории, которые для них наиболее благоприятны в различные периоды их жизненного цикла. Если летом они живут на территории Казахстана, то зимой перемещаются в Узбекистан. Но в 2012 году был построен забор на границе между Казахстаном и Узбекистаном. К сожалению, при подписании межгосударственного договора о строительстве приграничного забора не было учтен тот факт, как это может повлиять на биоразнообразие. Со стороны бывшей Госкомприроды Узбекистана тогда велась активная переписка с соседними природоохранными организациями. Узбекистан  предупреждал,  что забор  негативно повлияет на миграцию сайгаков. Позже в результате большой работы международных и национальных организаций были разработаны рекомендации по внесению изменений в конструкцию забора, с тем, чтобы сайгаки могли проходить. Только в 2016 году были организованы  коридоры  через каждый километр на всем протяжении 300 километрового забора. Хотя наилучшим решением было бы полностью его убрать. Со стороны Узбекистана гарантируется  охрана поголовья сайгаков, поскольку уже имеется охраняемая природная территория, но это надо делать сообща.

В настоящее время мы проводим очень много просветительских, профилактических работ. В начале 1990-х годов  люди  не имея возможности заработка, занимались браконьерством ради собственного выживания. Сегодня ситуация иная. Браконьерством занимаются те люди, которые верят в безнаказанность. Поэтому еще раз повторюсь, следует усилить контроль за незаконной охотой и контрабандой рогов. Сайгак это объект незаконной трансграничной торговли. Для его охраны должны быть задействованы не только экологи и сотрудники природоохранных организаций, но и силовые структуры, сотрудники правоохранительных органов.  В 2017 году 2 партии сайгачьих рогов были задержаны в Ташкентской области при  попытке вывоза за границу, в Хорезме также были задержаны лица, которые хотели вывезти рога сайгака и джейрана. Спасибо таможенникам, которые предотвращают контрабандный вывоз. Но правоохранительные органы не обладают достаточной квалификацией по идентификации различных видов животных, частей их тела. Также не хватает квалификации в знании правил по оформлению соответствующих документов по ввозу и вывозу объектов животного происхождения и т.д. Поэтому было бы хорошо внести предложение о создании дополнительной штатной единицы биолога  для работы на таможенных постах.

Беседовала Наргис КОСИМОВА